Широко распространено мнение, что сооружения древности подобные Стоунхенджу, Карнаку (Франция), армянскому Зорац-Кареру, японскому комплексу Канаяма, мадагаскарскому комплексу Вазимба, бразильские кромлехи, Лабиринт на Голанских высотах Гальгаль Рефаим (Колесо Духов) — были обсерваториями. Но ведь ни земледельцам, ни охотникам для охоты, сева или уборки точные астрономические даты никогда не были нужны. Эти сроки зависят от состояния почвы и погоды, они меняются от года к году, иногда весьма значительно, и с астрономическими датами не связаны. А наблюдения Луны? Чтобы определить ее фазу (растущая, убывающая) обсерваторий не требуется. А тщательные и систематические наблюдения точек ее восхода и захода никак не связаны ни с охотой, ни с земледелием. Если и были в неолите палеоастрономы, то как им удалось убедить свое племя в необходимости ворочать десятки неподъемных каменных глыб, затрачивая на возведение невообразимой конструкции сотни и сотни тысяч, а в отдельных случаях – десятки миллионов человеко-часов?

Дж. Марингер писал: «Самым удивительным <…> была, кажется, сила их веры. Хотя сами они вне всяких сомнений ютились в жалких хижинах из плетеных циновок, которые вскоре разрушались и исчезали без следа, они возводили громадные храмы, циклопические стены которых сохранились и по сей день».

К. Ренфрю в работе «Социальная археология мегалитических памятников» писал: «Хотя эти сооружения могли иметь и другие функции, большинство из них использовалось в качестве мест упокоения». Эти скопища камней служили в качестве «центров для помещения трупов… обширных, зловонных, открытых кладбищ, молчание которых нарушалось только назойливым криком воронья», – вторит ему Р. Мерсер из Эдинбургского университета. Зачем, по мнению таких исследователей наши предки стаскивали трупы под защиту каменных колец? Чем, собственно, были мегалиты в глазах их строителей? Стоунхенджи – по мнению некоторых исследователей это нечто подобное «Башням молчания» — зороастрийцев

Но захоронения в мегалитах хорошо известны. В таких захоронениях есть останки погребённых людей. А вот в Стоунхендже, да и других подобных сооружениях, нет следов «…обширных, зловонных, открытых кладбищ, молчание которых нарушалось только назойливым криком воронья». Встречаются единичные могилы, но время их создания не обязательно синхронно с временем сооружения мегалитических комплексов. В общем, загадку объявление могильниками таких комплексов не решает.

Но если это всё же обсерватории, то кому могли быть они нужны? Ответ единственный, только мореплавателям. Все мегалитические культуры изначально тяготеют к побережьям морей и только позже распространяются вглубь суши.