«Гравитационные волны» бред или обман?

«Британские уч0ные» в объяснении эксперимента Advanced LIGO (Advanced Laser Interferometer Gravitational-Wave Observatory), заявили о такой чувствительность приборов своей системы, что «датчики могут зарегистрировать отклонение луча лазера на величину, меньшее, чем тысячная часть от диаметра протона»… Это при том, что точно измерить диаметр протона не получается, да это на таком уровне и невозможно.

Оборудование обсерватории LIGO работает, многократно отражая лучи лазеров, которые проходят через 4-километровые туннели, располагающиеся под прямым углом относительно друг друга. Рядом с системой зеркал расположены датчики движения, которые регистрируют малейшие отклонения лазерного луча, происходящие под воздействием гравитационных волн в момент, когда они проходят в области Земли.

Но одни реальные наблюдения, показывают, что в реальном мире нет постулированного Эйнштейном «пространственно-временного континуума».

А другие наблюдения свидетельствуют о том, что идеи общей теория относительности (ОТО) не имеют связи с реальностью..

Что и как «детектировали» в проекте Advanced LIGO проанализировал Гришаев.

Первоисточник — статья для Phys.Rev.Lett. — находится по адресу: https://journals.aps.org/prl/abstract/10.1103/PhysRevLett.116.061102

«Гравитационная волна», якобы, вызывает деформацию самого пространства. Но это означает, что в области, которую накрывает такая деформация пространства, все линейные размеры изменяются одинаково (в относительном исчислении). Если укорачивается резонатор, то укорачиваются и длины световых волн в нём — так, что их количество на длине резонатора остаётся прежним. Это значит, что, с помощью оптического интерферометра, никаких фазовых эффектов из-за «растяжения-сжатия пространства» не обнаружится в принципе, и проект LIGO изначально был физически бессмысленен.

Уместно сказать пару слов о величине обнаруженного «эффекта». Растяжение пространства (strain) проявилось, якобы, через приращение длины резонатора; отношение этого приращения к самой длине (4 км) составило, в максимуме, 1*10-21. Для сравнения: до 1983 г. первичные эталоны длины делались как раз на основе оптического интерферометра, и их точность была не лучше 10-13. Затем скорости света приписали значение с нулевой погрешностью и приняли т.н. пролётное определение метра — что позволило перенести точность время-частотных измерений на измерения длин (это понадобилось для метрологического обеспечения работы спутниковых навигационных систем: GPS, ГЛОНАСС). В настоящее время, наилучшая точность (и разрешение) пространствено-временных измерений, обеспечиваемая на национальных эталонах, имеет порядок 10-16 — и это при временах усреднения порядка суток и даже более. Если специалисты, задействованные в проекте LIGO, утверждают, что они, для быстропеременных процессов, обнаруживают на пять порядков более тонкие эффекты, то национальные эталоны следовало бы упразднить, и аттестовать, в качестве первичных эталонов, интерферометры LIGO.

Но можно поступить проще — внимательно посмотреть на записи сигналов, из которых сделали сенсацию. Мы воспроизводим результат, полученный в Хэнфорде (красным цветом, «СИГНАЛ + ШУМ»). Это — временная развёртка суммы «полезного сигнала» и шума; длительность записи 0.2 s, по оси ординат отложена «деформация пространства», в единицах 10-21.

Ниже, синим цветом показан выделенный авторами «полезный сигнал» («СИГНАЛ 1»), который подходит под требования ОТО, и соответствующий шум («ШУМ 1», равный «СИГНАЛ + ШУМ» минус «СИГНАЛ 1»). Частота «полезного сигнала» изменяется от 35 до 150 Гц, т.е. отношение ширины полосы, которую занимает сигнал, к её центральной частоте составляет около 1.24. При такой широкой полосе, сигнал, превышающий по амплитуде шумы всего в два раза, не может быть выявлен однозначно. Это наглядно иллюстрирует пара зелёных графиков — «неправильный полезный сигнал», ограниченный по амплитуде 0.5 («СИГНАЛ 2») и шум («ШУМ 2»), дающие в сумме исходную запись «СИГНАЛ + ШУМ».

Как можно видеть, остаточный шум при «неправильном» сигнале принципиально не отличается от шума при «правильном» сигнале. Исходную запись можно представить огромным количеством вариантов сумм сигнала и шума — поэтому предъявление авторами сигнала, находящегося в согласии с требованиями ОТО, не обладает, в данном случае, никакой доказательной силой. При достаточно больших массивах записей с двух детекторов, нахождение двух «правильных откликов» с подходящей разницей во времени — это лишь вопрос эффективности используемого математического фильтрования. Которое отфильтрует всё, что душе угодно.

Таким образом, заявляя об удачном детектировании гравитационных волн, авторы выдают желаемое за действительное. Все выводы, которые они делают дальше — о массах чёрных дыр, породивших «сигнал», о дальности до них и о направлении на них, и даже о параметрах т.н. гравитона — отнюдь не соответствуют каким-либо физическим реалиям. Это — просто домыслы, сделанные на основе ОТО.

************

В сообщении об «открытии» «гравитационных волн» не подчеркнуто, что детектор на протяжении всего времени своей работы фиксирует шумы в диапазоне от 300 до 1500 Гц, которые очень мешают его работе. Операторы так и не нашли источник шума. Директор Центра астрофизических исследований в лаборатории имени Ферми Крейг Хоган заявил, что причина шумов в том, что «пространственно-временной континуум» представляет собой совокупность квантов пространства-времени, и они вибрируют. Но «британские уч0ные» решили не развивать идею Хогана, а именно из этого шума сформировать свои «гравитационные волны».

Реально, конечно, фиксируется «хум», гудение представляющее собой интегрированный шум городов, передающийся не только через воздух, но, в основном, через земную кору.

Похожие статьи

4 Комментарии

  1. Pingback: Астрономы регулярно ловят «сигналы инопланетян» — Вокруг Света

  2. Pingback: Реальные наблюдения того, что гравитация Солнца не отклоняет фотоны, как это следует из общей теории относительности Эйнштейна — Вокруг Света

  3. admin (Автор записи)

    Европейские физики установили ограничение на интенсивность гамма-всплеска, который мог сопутствовать сигналу гравитационных волн, зафиксированному коллаборацией aLIGO, сообщает сайт N+1.

    Результат исследователей вступает в противоречие с выводами другой группы ученых, обнаруживших и связавших гамма-всплеск в данных «Ферми» с гравитационным событием. Авторы новой работы указывают, что, по всей видимости, этот гамма-всплеск является всего лишь флуктуацией фона.

    Астрономы проверили данные телескопа «Ферми» с помощью другой космической гамма-обсерватории, «Интеграл». Это устройство способно детектировать электромагнитное излучение со всех возможных направлений, и, по словам авторов, если бы «Ферми» зафиксировал гамма-всплеск, то он должен был бы проявиться и в данных второго спутника. Однако анализ данных двух детекторов «Интеграла» не обнаружил никаких существенных событий в момент фиксации всплеска «Ферми».

    Даже среди «британских уч0ных» есть люди, хотя и верящие в бед ОТО, но хотя бы не склоные к прямому обману.

  4. admin (Автор записи)

    Статья Альберта Эйнштейна, которая отвергала гравитационные волны, была отклонена редакцией журнала Physical Review Letters в 1936 году.

    «Вместе с молодым сотрудником мы пришли к интересному результату, что гравитационные волны не существуют — несмотря на то, что они были следствием изначальной аппроксимации» — так он написал тогда в письме Максу Борну.

    Журнал отправил статью обратно автору с просьбой ее переделать, что возмутило знаменитого физика, которого никогда до этого никто не подвергал подобной проверке. Эйнштейн отписал Physical Review Letters, что не давал разрешения на разглашение статьи кому-либо. Он больше не публиковался в этом журнале.

    Он отправил доработанную статью в менее известный журнал Journal of Franklin Institute of Philadelphia. Когда статья, наконец, появилась, оказалось, что тот самый редактор-аноним из Physical Review Letters — физик Ховард Перси Робертсон (Howard Percy Robertson) подружился с соавтором Эйнштейна Леопольдом Инфельдом (Leopold Infeld) и прошелся с ним по математическим ошибкам, замеченным в статье. Когда Инфельд принес Эйнштейну исправленную математику к статье, тот тут же заявил, что и сам нашел эти ошибки буквально предыдущей ночью. И скоро статья появилась с измененным названием — «О гравитационных волнах».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *