О философии и психиатрии в современности.

Философы ни в древности, ни в Средневековье не отличались здравомыслием, но в те времена подход к ним был прост: если философ не мешает власти, он может излагать любые «мудрости». Растлят молодежь – казнить. В XX веке отменили казнь, но стали лечить философов, мешающих власти, в психиатрических больницах. Но уже в конце XX века психиатрию скомпрометировали и любых психически больных, признанных по какой-то причине философами, лечить у психиатров перестали. И это правильно. До власти дошло, что людей психически ненормальных гораздо больше, чем условно нормальных людей. Всех психически больных в больницы не соберёшь.
Психиатрия XX века, в общем, исходила из рациональных представлений о сознании человека. Но так как такой подход не позволял описать во всех отношениях нормального человека, а тем более найти его в толпе даже «днём с фонарём», большинство апологетов философии, заправляющих идеологией, то есть и психиатрией, этот подход отвергли. Начались исследования всяких иррациональных проявлений человеческой психики. В рамках феноменологической психиатрии (исходящей из философских выдумок Гуссерля), постулатов о сугубо индивидуальном, или как любят его называть философы, экзистенциальном подходе психиатра к своему пациенту, гуманизации отношения к больным, психически больные люди стали, как бы признаны просто людьми с некоторыми особенностями.

Э.Минковски, поклонник философской феноменологии Гуссерля, Шелера, Бергсона сделал сравнение «патологического» с «нормальным», описав это в статье «Случай шизофренической депрессии». Он проживал с шизофреником, наблюдения за ним, общаясь с ним. В ходе эксперимента Минковски установил контакт с пациентом, начал понимать его и обнаружил сходство его с собой. Минковски считал, что боль и страх основная установка человека по отношению к миру, но считал, что у здорового человека есть некий «индивидуальный жизненный импульс», пересиливающий боль и страх мира. В условиях психического расстройства по Минковски этот «индивидуальный жизненный импульс» ослабевает, оставляя место главенствующему ощущению зла в мире. Пациент остается, как бы, изолирован от хороших поступков своего прошлого, от ожидания хорошего в будущем и любая перспектива закрывается для него. Обнаружить зло в мире легко, а отсутствие «жизненного импульса» по Минковски и приводит к шизофрении.

Морис Мерло-Понти последователь Минковски, и так же поклонник Э. Гуссерля, пришел к идее расширить наши представления о сознании в соответствии с опытом, как здорового, так и галлюцинирующего субъекта. По его мнению, правильно прекращение попыток создавать исключительно рациональную конструкцию сознания. Мерло-Понти призывает рассматривать галлюцинации пациента, как реальность галлюцинирующего, а значит понять опыт пациента мы должны, опираясь на веру в его описание данного опыта.

Всё это результат глобального навязывания людям вождями и гениями идеологии, так называемого, Постмодерна.  По Генону, Постмодерн — это эпоха «великой пародии». Переход от материализма к спиритуализму. Нью-эйдж. Десекуляризация.
World religion в ООН (Шри Чинмой). Это эпоха симулякров. Симулякр — копия без оригинала (Бодрийяр). В Постмодерне упраздняются общество, человек, содержательное событийное время, пространство, идеологии, религии, власть, политика и гендеры.

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *