Странное замалчивание открытия Шота Хвелидзе о том, что грузинская и баскская письменность родственны и древнее X века до нашей эры.

Техника - молодёжи 1976-05, страница 54

О чем молчат языки гор
Техника — Молодежи, №6 1975
В Пиренеях, на склонах гор, отделяющих Испанию от Франции, живет небольшой народ – баски. Их немногим более миллиона, но они издавна привлекают к себе внимание необычностью своей судьбы. О них и рассказывает писатель Александр Кикнадзе:

Ученые – лингвисты, этнографы, антропологи – пытаются найти ответ на вопросы: почему баски не похожи ни на один народ, среди которых живут? Когда и как они появились на Пиренеях? Каким образом, несмотря на процесс романизации, сохранили свой язык?

Язык басков – сокровище, которое надо беречь. «Если он исчезнет, — писал норвежский ученый Х. Фогт, — будущие поколения потеряют ключ ко многим тайнам своего отдаленного прошлого».

Были ученые, считавшие басков выходцами из легендарной Атлантиды. Были и есть ученые, убежденные в том что баски – древнейшие обитатели Пиренейского полуострова, что когда-то их горный край – Иберия – дал свое имя всей обширной земле, простирающейся от берегов Средиземного моря и до берегов Бискайского залива. И наконец, есть ученые, верящие в возможность переселения предков современных басков из самых далеких краев.

Вот эту последнюю гипотезу мы и постараемся рассмотреть.

Встреча в Мадриде

Капитан Фернандес, изучающий русский язык на курсах для «группы испанских офицеров» и приставленный к советской делегации, как он сказал, «для закрепления полученных навыков», был немного удивлен моей просьбой – помочь встретиться с басками. Он сказал, что для этого следовало бы обратиться в департамент, получить соответствующую консультацию одним словом, соблюсти протокол… и лишь после этого спросил, какие именно баски меня интересуют. Я ответил, что в одном из переулков на улице Алкала строят дом, и там, если я не ошибаюсь, работают каменщики-баски. И если капитан будет столь любезен…

Он спросил, для чего мне это надо. Я ответил коротко, иначе пришлось бы рассказывать долго.

…В первые годы Советской власти моего отца послали на работу в Иран. Там он встретился с сотрудником международной археологической экспедиции, баском по национальности, носившим грузинскую фамилию Бокерия. Отец знал несколько языков; это, должно быть, и послужило быстрому знакомству.

Оказалось, есть ученые, которые производят самоназвание басков «эускалдун» от слов «эгуски» — «солнце» и «алдун» — «делегат», «представитель», то есть, иначе говоря, считают басков выходцами из земли, лежащей на стороне солнце – на востоке. Тогда отец вспомнил изветсные каждому грузину строки древнего писания о просвещенном монахе Иванэ Мтацминдели, жившем в одиннадцатом веке, который «взял сына своего и учеников своих и отправился с ними в Испанию, ибо пребывал в убеждении, что там, в Испании, живет народ, родственный грузинам». Так у отца появилась синяя тетрадь, куда он начал заносить сведения о басках. Первые её страницы были помечены 1923 годом, годом моего рождения. Несколько страниц занимали общие или похожие друг на друга слова двух языков. (В наше время, как пишет действительный член академии наук Грузинской ССР Ш. Дзидзигури, обнаружено более трехсот шестидесяти лексических соответствий.) На других страницах помещались высказывания ученых древнего мира, пытавшихся найти ответ на вопрос, почему две страны по оба конца горной цепи Пиренеи – Альпы – Карпаты – Кавказ носят одинаковое название – Иберия. (Отголосок древних суждений мы находим в труде французского ученого А. Бодримона, писавшего в своей книге «История басков», изданной в Париже 110 лет назад, что иберы, предки басков, пришли на Пиренейский полуостров из Иберии кавказской – Грузии – и дали своей стране название края, откуда пришли.)

Вскоре, после того как наша семья вернулась в Тбилиси, отец встретился с известным историком Иваном Джавахишвили и занес в тетрадь такие слова: «отдаленная схожесть грузин и басков объясняется тем, что когда-то, тысяч пять лет назад, первоначальное население Присрелиземноморских областей было примерно однородным».

В 1940 году я встретился на филологическом факультете Азербайджанского государственного университета с учеником и помощником академика Н. Марра, Акремом Джафаром. От него я впервые услышал, что писал о «басках кавказских и пиренейских» Н. Марр. Некогда они находились в непосредственном общении, утверждал академик, составляя часть единого яфетического народа. Словом, были расположены на одной территории, на Кавказе или у Пиренеев. Вопрос об этой общей стоянке – проблема, в первое утверждение есть готовое научное положение. Акрем Джафар сделал все, чтобы развить у меня интерес к баскам, их языку и истории.

Был он активным сторонником гипотезы переселения части прагрузинского племени на запад. Поводом для переселения могло послужить какое-либо стихийное бедствие, ведь на Кавказе один из мировых очагов землетрясений. Иозеф Рием, автор капитального труда «Земные катастрофы в сказаниях и в науке», приводит хорошо известную в Басконии легенду, по которой старый мир был уничтожен во время «гигантской битвы между огнем, землей и водой». Это столкновение было столь страшным, что герой легенды, находившийся на вершине горы, от ужаса забыл родной язык. Он отдаленно помнил лишь какие-то отдельные слова, и пришлось ему «изобретать новый язык».

Но разве не могло переселение быть результатом иного, менее фантастического события? Вспомним «процесс образования новых племен и диалектов путем разделения», о которых писал Фридрих Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства». Разделившиеся потомки одного племени, обитая в разных местах и в различных условиях, невольно начинали забывать все больше дедовских слов. Наконец наступило время, когда этих отличий между диалектами могло накопиться так много, что диалект превращался в новый «язык». Однако где-то в своей глубине он все ещё сохранял черты сходства с языком предков… Некоторые общие черты, когда-то принадлежавшие языкам народов и племен на основании их прямого родства, дожили и до настоящего времени. Теперь они продолжают объединять языки в «семьи», хотя между нациями, говорящими на этих языках, могут лежать большие расстояния.

…Вот почему попросил я капитана Фернандеса помочь мне встретиться с басками.

«Килца» и «Клите»

Оказалось, один из басков по фамилии Ирибар работал два года в Западной Германии и немного знал немецкий, так что нам лишь изредка приходилось прибегать к помощи капитана Фернандеса. Готовясь к встрече в Испании с басками, я ещё в Москве аккуратно приклеил к кожаной ленте несколько предметов и теперь попросил Ирибара по возможности отчетливо произвести их названия по-баскски. Просьба его немного удивила, но, поняв, в чем дело, он и его друзья не без интереса втянулись в игру, благо был час обеденного перерыва.

— Как будет «половина»? – Я показал на переломанную посередине спичку.
— Ерди.
— Так, по-грузински гверди. Поехали дальше. Что это такое? — Я показал на колесико от детского конструктора.
— Бирибил.
— А может быть, борбали. Ничего, годится и это. А как по-вашему «ключ»?
— Килца. А по-вашему?
— Клите.
Потом я показал три монеты по десять сантимов и спросил, сколько это. Ирибар ответил:
— «Огец та амар» — двадцать и десять (это очень напоминает «оц да ати»).

Так десять лет назад началась игра, которую я постарался продолжить, встречаясь с басками в Мексике и во Франции, беседуя с учеными, изучающими язык басков, в Англии и США.

Чем объяснить, что и в Басконии, и в Грузии одинаково или почти одинаково звучат слова: вершина – долина – колесо – народ – мужество, как бы подсказывая мысль о давнем, далеком переходе? И пшеницу тоже называют одинаково. О пшенице, кстати, особая речь.

Академик Николай Иванович Вавилов на севере Испании обнаружил сорта пшеницы, родственные грузинским и… больше никаким. Вавилов обратил внимание на небольшие палочки, с помощью которых обламывают колосья. Нехитрый инструмент заинтересовал академика. Он писал:

«Во всех наших многочисленных путешествиях по шестидесяти странам нам ни разу не приходилось видеть такого способа уборки, и только впоследствии с подобным приемом мы встретились в горной Западной Грузии, в местечке Лечхуми, где недавно обнаружена замечательная эндемическая группа пшениц, в том числе особый вид, наиболее близкий генетически к настоящей полбе» (то есть полбе, увиденной Н. И. Вавиловым в Северной Испании – А. К.).

А далее академик пишет о вещах, которые надо внимательно прочитать и запомнить:

«Таким образом, агрономически и ботанически удалось установить поразительную связь Северной Испании с Грузией. При этом самый объект и сама агротехника настолько специфичны и неповторимы, что вряд ли могут быть сомнения в глубоком значении этой связи».

И тогда великий биолог обращается к академику-лингвисту:

«Я вспоминаю, с каким волнением слушал академик Н. Я. Марр наш рассказ об этом. Для него этот факт был лучшим доказательством правильности теории, по которой народы Северной Испании по языку генетически связаны в одну общую семью… с современными кавказскими народами», — читаем мы в книге Н. И. Вавилова «Пять континентов».

Пиренейское эхо

Мою статью «Баски. Откуда они?», напечатанную в 1965 году в «Неделе», комментировал советский ученый-востоковед, ныне академик М. Коростовцев. Он писал об упрямых, но поразительных фактах этнографического и лингвистического сходства между басками Пиренейского полуострова и грузинами и называл эти факты не случайными. Ученый привлекал внимание общественности к этой серьезной и незаслуженно забытой проблеме.

Очерк был перепечатан некоторыми газетами и журналами, выходящими на грузинском, испанском и баскском языках. Из Советского Союза и из-за рубежа я получил более сотни писем. В них были советы, пожелания, приглашения. Не забуду встречи с басками и испанцами, живущими в Москве, не забуду приглашения к Долорес Ибаррури и её слов, записанных в блокноте: «Я желаю историкам, этнологам и всем тем, кто в Грузии занимается лингвистическими проблемами и проблемами близости языка басков с языками Кавказа, много успехов в их интересном труде. Сердечно. Долорес Ибаррури». И конечно, мне было важно узнать мнение крупнейшего в Советском Союзе знатока языка и истории басков кандидата филологических наук из Куйбышева Ю. Зыцаря. Он написал:

«1. Баскско-кавказское родство действительно возможно, и с течением времени эта возможность становится все более очевидной. Она становится вероятностью.
2. В настоящее время можно действительно попытаться расширить и поставить на более солидную почву изучение этого родства».

В Грузии очерк комментировали действительный член Академии наук Грузинской ССР А. Чикобава, действительный член Академии наук Грузинской ССР Ш. Дзидзигури, доктор исторических наук И. Табагуа.

А. Чикобава писал:
«Язык справедливо считается древнейшим и правдивым свидетелем истории. Баскский язык находится в окружении индоевропейских языков (латинского и впоследствии испанского, каталонского, французского) и на протяжении, по крайней мере, двух тысяч лет усвоил немалое количество индоевропейских слов. Но структура языка, и прежде всего морфологический строй баскского языка, расходится со структурой индоевропейских языков в такой степени, что ни одному специалисту в голову не придет сводить баскский язык к индоевропейским или семитическим».

Приводя любопытные примеры структурной близости баскского и грузинского языков, А. Чикобава делает вывод, что «Кантабрийские горы Пиренейского полуострова перекликаются по грамматической структуре, по способу языкового мышления с Кавказскими горами, около которых сохранились языки архаического строя: языки иберийско-кавказские. Показания этих языков, отмечает ученый, «важны не только для истории соответствующих народов, но и для истории одного из древних очагов цивилизации».

Через несколько месяцев я получил предложение грузинского молодежного издательства «Накадули» написать о басках роман, который впоследствии вышел в издательстве «Молодая гвардия». Среди писем, полученных после его выхода в свет, одно было особенно приятно; оно помогло узнать ещё одного баска, протянуть ниточку в Пиренеи, которой так не хватало тем, кто занимается историей Страны Басков.

Письма из Басконии

Первое письмо было очень кратким:
«Пишет Вам председатель Общества друзей Страны басков. Московские знакомые сообщили мне о Вашей работе, посвященной баско-кавказским связям. Эта проблема меня очень интересует. Прошу Вас послать мне эту книгу. Бду признателен и, со своей стороны, готов выслать интересующую Вас литературу.

С уважением
Мануэль де Аранеги».

Так завязалась наша переписка.
Судя по всему, моим корреспондентом был человек немолодой. Тем более показалось симпатичным его желание изучить русский язык, чтобы иметь возможность читать работы советских исследователей в оригинале. Мануэль де Аранеги слов на ветер не бросал. С каждым письмом его слог становился чище, а речь плавнее. Сказать честно, он за два года достиг куда большего, чем я, изучая лет пятнадцать язык басков.

Оказалось, что доктор Мануэль де Аранеги – депутат кортесов, известный в Испании «своим интересом и симпатиями к Советской стране», что как член Межпарламентского союза он участвовал в подготовке Хельсинского совещания за мир и безопасность в Европе.

«…Очень рад Вам сказать, что я написал статью для газеты «Норте экспресс». Фотокопию этой статьи высылаю».

Вот несколько мест их этой статьи. Рассказав о структурной близости двух языков и приведя примеры лексических схожестей, доктор мануэль де Аранеги пишет:
«Не может не обращать на себя внимание тот факт, что многие грузинские фамилии являются точной копией баскских (или наоборот!), как, например, ЭриставиЛолуаНодия, а также многочисленные фамилии, оканчивающиеся на «ури», — ХубулуриИнауриОчиаури и другие. (В баскских фамилиях «ури» обозначает принадлежность к определенному месту, а так как поселения возникали, как правило, на берегах рек, то нет ничего удивительного в том, что слог «ури» входит составной частью в слова «родник», «течение», так же как в грузинском слова «жаждать» и «плавать».) Представляют большой интерес данные топонимики. Названия грузинских городов и поселков – ГалиЛентехиХашуриГориМестия и многих-многих других будто бы взяты с карты Страны басков… В грузинском языке, как и в басксом, нет звука «ф»; некоторые же специфические буквы грузинского алфавита, как, например, те, что выражают звуки «тч» и «дз», вполне подошли бы к языку баскскому. Невольно задаешься вопросом – не с Кавказа ли принесли свою до сих пор не расшифрованную письменность древние иберы?»

Автор пишет об увлекательной перспективе совместного исследования проблемы грузинскими и баскскими учеными. «Это тема огромного интереса, изучение которой заслуживает продолжения».

…Вскоре Мануэль де Аранеги приехал в Советский Союз. Он уже довольно свободно говорил по-русски. Сказал, что собирается перевести книгу о грузинском языке. Обещал провести конференцию на тему «Иберы и баски».

В те же дни он был принят Председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР и получил в дар книги об истории Грузии и истории грузинского искусства. Несколько месяцев спустя мой пиренейский друг сообщил, что закончил перевод книги Ш. Дзидзигури «Грузинский язык». Как писала газета «Заря Востока», «Мануэль де Аранеги высоко оценил эту книгу. Она его тем более заинтересовала, что в ней высказывается гипотеза о родстве грузинского и баскского языков».

А потом пришло письмо с пригласительным билетом на конференцию «Иберы и баски». И была на этом билете изображена знаменитая «иберийская пластина», за которой так много лет я охотился и которую безуспешно пробовали расшифровать многие ученые, в том числе один из персонажей «Королевской примулы», англичанин Джекоб Харрисон. У него, кстати, был прототип, который потратил четверть века на эту пластину и в один прекрасный день, убедившись в бесплодности собственных усилий, собрал ближайших друзей, спокойно рассказал им о своей неудаче, надел цилиндр, вышел в соседнюю комнату и пустил себе пулю в висок. Читатели «Техники –молодежи» на странице 60 могут увидеть эту загадочную надпись.

Пластина с текстом была найдена неподалеку от города Бильбао. Точный её возраст установить пока не удалось, однако несомненно, что её происхождение связано с первым тысячелетием до новой эры. То, что на ней иберийское письмо, сомнений нет. Но можно ли его язык считать предшественником языка басков?

Что было интересного ещё?

В Грузию для чтения лекций о басках приезжал знаменитый французский ученый – грузиновед и басколог Рене Лафон. В Тбилисском университете открыли аспирантуру по специальности «баскский язык». Доктор исторических наук И. Табагуа написал монографию «История басков» — рукопись содержит обширный справочный материал. Работу над книгой «Введение в баскский язык» с баскско-грузинским словарем (10 тысяч слов) и текстами завершили кандидат филологических наук Ю. Зыцарь и аспирантка Тбилисского университета Г. Чантладзе.

И ещё пришла весть из Испании. Археолог Мигель Фустэ обнаружил в Басконии, близ пещеры Урбиола, глубокую медную разработку, а на дне её останки заживо погребенных в результате обвала рудокопов. Извлекли сорок хорошо сохранившихся черепов. Они принадлежали так называемой «кавказоидной расе в очень позднем варианте». На симпозиуме испанского общества археологов его президент Малукер де Мот разделил точку зрения Мигеля Фустэ: в эпоху медного века Испания «привлекла к себе людей кавказского происхождения, вся культура которых была связана с разработкой металла».

«Медь» — «купрум». Потому что с Кипра. Но почему греки называют медь «халхос»? Не связано ли это с Колхидой и народом «халхи», который там обитал? «Плавить» по-баскски «урт». По-грузински «цуреба». И может быть, не случайно пещера носила имя «Урбиола»?

…Случаи, факты, совпадения. Они накапливаются, укладываются рядом, создавая отчетливые контуры здания баскологии. Сюжет этой науки тянется через долины Кавказа, альпийские луга, пиренейские перевалы. И ещё неизвестно, где же он зародился, этот сюжет?

Интересны некоторые дополнения к статье А. Кикнадзе филолога Юрий Зыцаря, напечатанные в том же номере журнала:
 
«…баскский язык является и единственным живым языком, позволяющим нам в него заглянуть. Образно говоря, мы располагаем в нем как бы ключом ко всей «доиндоевропейской» истории.»

«Ещё Вильгельм Гумбольдт в начале XIX века высказывал предположение о приходе древних иберов Испании и басков из Малой Азии, со стороны Кавказа. Тем самым возрождалась традиция, восходящая ещё к историкам древности (Аппиан, который во II веке н.э. писал, что иберы Испании и Кавказа – родственники) и затем не раз воскресавшая в научных трактатах средневековья.»

«К тридцатым годам были собраны обнадеживающие данные, относящиеся не только к структуре, но и к словарному и грамматическому составу. Выяснилось, что и баскский, и отчасти кавказский глагол образует настоящее величественное здание: если, скажем, по-русски глагол «брать» имеет всего два десятка форм спряжения, то в баскском языке их несколько сот. Следует также учесть начавшиеся в это же время попытки параллельного обоснования баскско-кавказского родства в антропологии, археологии и этнографии.»

«Известный ученый К. К. Уленбек считает, что «с генетической точки зрения становится невозможным отделять Пиренеи от Кавказа». Пока ещё рано говорить о создании теории, но достаточно обоснованная гипотеза баскско-кавказского родства небезуспешно существует. Особого внимания заслуживает соображение недавно умершего профессора Р. Лафона, руководителя старейшей кафедры баскского языка в Бордоском университете, широко осведомленного и вместе с тем чрезвычайно осторожного, критичного ученого.  Будучи одним из самых убежденных сторонников баскско-кавказского родства., он в то же время считал преждевременными попытки его широкого специального изучения. Последним должна предшествовать предварительная реконструкция истории каждого языка, что не исключает периодических контрольных сравнений.»

«…некоторые древнейшие названия меди и железа в картвельских языках и в баскском языке, возможно, имеют общее происхождение. К тому же при их сравнении нужно учитывать, что на смену меди повсюду приходило железо, подобно тому, как сама медь приходила до этого на смену камню. Поэтому слова, обозначавшие раньше в том или ином языке медь, в другом, некогда с ним единым, могли с появлением железа быть перенесены и на обозначение железа.Видно, с медью, с земледелием, с началом обмена в конечном счете и окажется связанным тот конкретный культурно-исторический пласт, который сделает для нас ясной картину распространения языков баскско-кавказского типа.»

«Сейчас становится все более очевидным, что баскский язык с исконно кавказскими группами языков связан неодинаково; он близок к картвельской группе, несколько дальше от абхазо-адыгейских языков и ещё дальше от восточнокавказской группы. Возможно, что этому соответствует и степень географической близости предков этих народов в древности. Видимо, все эти языки «стартовали» некогда из одного источника.»

Письмо, доставленное через 3479 лет?
 «Техника — молодежи», 1976, №05
Ольвия

Византийский историк Стефан называет десять Ольвий, известных древнему миру.

Что подразумевалось под Ольвией?

Для одних исследователей это «город», непохожий на другие поселения, выделяющийся размерами, числом жителей, фундаментальностью зданий. Для других «ольвиос» не просто «большой город», а «город богатый»: так Гомер называет Приама, желая подчеркнуть, что он богат, и так Пиндар называет Коринф, накопивший много сокровищ. Третьи же переводят «ольвиос» как «счастье».

И дишь против того никто не спорит, что Ольвия – место, населяемое умелым, предприимчивым и находчивым народом.

Был знаменит один край торговым промыслом. Шли сюда с Востока караваны с шелком, пряностями, мехами. Их сопровождали степенные тонкобородые немногоречивые купцы – казалось, каждое лишнее слово и каждое лишнее движение давались им с превеликим трудом, они знали цену своему товару и своему слову. С ними не было смысла торговаться: гости от своего не отступали и с холодными пренебрежением относились к тем, кто пробовал затеять торг. Однажды посмотрели друг на друга гости, перекинулись парой непонятных слов, подвели верблюдов к берегу и – откуда только прыть и сноровка взялись – ловко и дружно начали выкидывать тюки в море. Потом купцы удалились, ни разу не оглянувшись. Долго не приходили, а когда пришли, с ними не спорили. С верблюдов тюки перегружались на корабли, а там, куда несли их паруса, давали за товар втрое против его первой цены.

Жители той Ольвии знали своё дело, знали, где кому что нужно и где что сколько стоит, и за эту осведомленность и за искусство пользоваться ею с выгодой для себя и пользой для других благоденствовали: умение с умом торговать издревле считалось достойным занятием.

Слыл Ольвией и другой край. Жили в нём гончары, сердитые, быстро вспыхивавшие люди с подвижными и невеселыми глазами и скрюченными пальцами. Да, было что-то в них! Это пальцы, искривленные древнейшей болезнью мира – подагрой, тонко чувствовали материал, с которым имели дело. От гончарного круга не было покоя ни днем, ни ночью, он и во сне вертелся перед глазами. Так прыгают перед глазами поэта строчки, не удавшиеся днём, никуда не уйти отних, не забыться, не заснуть. Был адом круг, вертевшийся перед глазами да не было жизни без него. Растекались по миру изжелия гончаров. Ксли бы знали эти мастера, что почитают их счастливыми, удивились бы немало: какое же это счастье – быть словно цепью, прикованным к кругу и не видеть ничего более… И не желать видеть что-либо ещё.

Славилась третья Ольвия серебряных дел мастерами, а Ольвия четвертая – камнерезами, а Ольвия пятая…

Была Ольвией и Иберия Пиренейская! Иберы сделали счастливым не только свой край. Первыми заселив Сардинию, они построили города, проложили дороги, развели стада. Они переворошили эту землю, заставили реки течь по новым руслам, они были землепашцами и мореходами, с ними было прибыльно торговать и не очень прибыльно воевать. Фокейцы, пришедшие за иберами в Сардинию, нашли цветущий край… Что же заставило иберов покинуть остров, покинуть без боя? За такую землю в те времена (как, впрочем, и во времена послежующие) бились до последнего. Иберы умели сражаться. Летописцы называют их «доблестными», «стойкими», «неутомимыми в дальних походах». А они между тем…

Сардинию ли так странно покинули иберы, или была ещё на земле страна, неожиданно оставленная ими? Есть Иберия в Пиренеях, но есть Иберия и на Кавказе: случайно ли это совпадение?

Почитаем, что пишут.

А пишут, что и там и здесь разводят древнейшие сорта пшеницы, дающие устойчивые урожаи. Эти сорта известны только там и только здесь. И выращивают их одинаково, и урожай собирают так, как не собирают нигде, — особыми щепочками, ни одно зернышко не пропадет.

Пишут, что Иберия Кавказская и Иберия Пиренейская славятся изделиями из железа. И в том и в этом краю железо неглубоко, где же ещё развиваться горному делу, как не здесь? Но почему так похожи изделия из железа, изготовленные в этих Ибериях, раскинутых на двух противоположных склонах горной цепи Пиренеи – Альпы – Карпаты – Кавказ? Будто по одному рецепту железо и по одному рисунку узоры из железа на бронзовых украшениях.

Что-то есть такое в этой загадке, что уже много веков влечет к себе антропологов, лингвистов, этнографов, музыковедов. Почему так похожи обычаи? Мелодии и танцы? Почему внешним обликом так мало отличается баск от грузина? И наконец, язык!

Чем объяснить, что и там и здесь одинаково или почти одинаково звучат слова: вершина – долина – колесо – народ – мужество, как бы подсказывающие мысль о давнем переходе части прагрузинского племени? Чем объяснить, что и в Басконии и в Грузии считают двадцатками: тридцать, например, это двадцать и десять – «огец та амар» у басков и «оц да ати» у грузин. Откуда эти похожие названия рек (Арагоа и Арагви), и гор (Месхетия и Месте), и древних поселений?

Почему Иберия здесь и Иберия там?

Были историки, утверждавшие, что когда-то предки басков – иберы двинулись с востока на запад. Были историки, убежденные в том, что переселенцы двинулись с берегов Бискайи. Но ещё в Древнем Риме жил великий историк и не менее великий скептик Аппиан, который утверждал, что все эти схожести – чистая случайность.

А что стоило иберам, если, уж действительно так овладела ими охота к перемене мест, взять да и поступить, как поступают сегодня жители иных новых городов, — закопать капсулу для далеких потомков – вот, мол, откуда мы пришли и что заставило нас пуститься в путешествие? Как бы облегчили жизнь грядущим историкам.

Не хватило предусмотрительности? Лишь какие-то металлические пластинки с непонятными знаками остались от иберов. Нашли их где-то близ Бильбао. Английский профессор Джекоб Харрисон из книги «Королевская примула» пытался расшифровать их. Вначале им двигал интерес, потом честолюбие… в конце упрямство, он просидел над таблицами более двух десятков лет, да не добился ничего. Кто ещё решится? Кто возьмется, не в книге – в жизни! – за эти трижды проклятые Харрисоном пластинки?

Гипотеза тбилисского инженера

Нашелся такой человек!
За последние месяцы произошли события, которые дают основание думать, что иберы были куда более предусмотрительными, чем это казалось ещё совсем недавно.

В шестом номере журнала «Техника – молодежи» за 1975 год была опубликована неразгаданная иберийская таблица, присланная мне из Мадрида доктором Мануэлем де Аранеги.

Через три месяца, а точнее, 25 сентября, мне позвонил из Тбилиси незнакомы инженер Шота Васильевич Хведелидзе. Представился. Тоном спокойным и, как мне показалось, бесстрастным сказал:

— Похоже, мне удалось расшифровать ту самую таблицу. С помощью древнего грузинского письма…

За те немалые уже годы, что я занимаюсь историей басков, мне не раз приходилось слышать о подвижниках, которые брались за эту задачу (хотя, пожалуй, правильнее было сказать «незадачу»). И поэтому со смешанным чувством скептицизма и сострадания я подумал: «Вот и ещё один заболел».

Я назвал Шоте Васильевичу имена грузинских ученых, к которым было полезно обратиться за консультацией, а он все спрашивал:
— Не верите, да? Скажите честно, не верите, а? Впрочем, на вашем месте и я, пожалуй, не верил бы тоже.
— Знаете что, напишите мне подробно о вашей работе.
— Ох, нелегкую задачу задали, но постараюсь.

Вскоре я получил такое письмо:

«Работая инженером-строителем, по долгу службы я часто бывал в командировках и в свободное время знакомился с памятниками древности. Для определения возраста тех иди иных памятников приходилось обращаться к настенным надписям, фрескам, которые в большом количестве сохранились на территории Грузии. Для этого изучил древнегрузинский шрифт. При всем том часть букв оставалась неизвестной, и только сейчас, после расшифровки иберийского письма, мне стали понятны все буквы и в целом тексты в таких церквах, как в Икалто, Аспиндзе, в Накалакеви Цхакаевского района, на керамических изделиях, раскопанных археологами.

Прочитав вашу статью в журнале «Техника – молодежи» и ознакомившись с текстом опубликованного в нем иберийского письма, я обратил внимание на двоеточия в тексте, характерные в качестве запятой для древнегрузинских письмен. Затем я написал одинаковые буквы, часть из которых была идентична древнегрузинским. В тексте они повторялись 26 раз.

Сперва удалось прочесть буквы С и Р (русская транскрипция). Небольшую трудность представляло определение гласных. Чтобы утвердиться в правильности прочтения той или иной гласной, пришлось попробовать множество вариантов. Я выписал из текста одинаково повторяющиеся слова. Среди них было слово из трех букв – РИО. Зная две гласные буквы и ряд согласных, я подставлял в них слова, в которых из четырех букв одна была незнакомой, и, прибегая к смыслу слова на древнегрузинсокм языке, определял эту букву. Графический анализ помогал прослеживать эволюцию отдельных букв. Так я находил новые буквы, с помощью которых прочел текст.

Часть букв иберийского алфавита прочтена путем разворота их на 180°, либо округления ряда букв (иберийское письмо чеканное).

В дальнейшем, когда я уже знал 38 букв иберийского алфавита, в книге Л. Любимова «Искусство древнего мира» (с. 228) я обратил внимание на кельтскую монету, на одной стороне которой удалось прочитать надпись «Гуорги», а на другой «Иродзири». Стало ясно, что речь идет о белом Георгии, пришедшим из языческой религии, а «Иродзири» по-менгрельски значит «всегда смотри» или «всегда любуйся». Проверил себя, опрашивая ряд лиц духовного сана. Спросил священника П. Оболадзе, как звали коня белого Георгия, получил ответ – Иродзири.

После этого я утвердился в мысли, что вовсе не так трудно проследить эволюцию букв от иберийского до древнегрузинского письма и что в скором времени это станет достоянием многих.

Научных руководителей и консультантов у меня не было.

Интересной была встреча с епископом Б. Кераташвили, который, как выяснилось, сам занимается расшифровкой иберийской росписи Ниноцминдзского собора. Ему удалось самостоятельно расшифровать восемь букв. Дал он мне ценное указание относительно слова СУА, которым, как выяснилось, именуется пора созревания и сбора плодов.

А ещё я хотел бы написать вам, что меня не понимают, мне не верят и что у меня бывают очень трудные дни».

***

«Дорогой друг Шота Васильевич! Понимаете ли вы, что будет значить для истории Грузии (и разве мы не имеем права сказать при этом – и для истории Басконии?) все то, что вам удалось сделать, если расшифровка окажется правильной? На сколько веков назад будет отодвинуто зарождение грузинской письменности, как изменятся наши устоявшиеся представления о взаимосвязях древних присредиземноморских и кавказских цивилизаций!
Ещё придет время, будут у вас и настоящие единомышленники, и настоящие сподвижники. Постараюсь, чем смогу, помочь вам.

Пока же я хотел бы написать о том, что все известные мне легенды басков (а они собирались в разных странах на протяжении долгих лет) с удивительным постоянством говорят о переселении предков современных басков из краев, лежащих «на стороне солнца» (на востоке). О переселении, последовавшем вслед за «гигантской битвой между огнем, землей и водой». Об этом же можно прочитать в книге Иосифа Риема «Земные катастрофы в сказаниях и в науке».

Желаю вам здоровья и воодушевления в работе».

«Борбали» и «Пиринети»

А теперь о двух интерпретациях, связанных с гипотезой переселениях.

Прочитаем, что пишет знаток баскского языка, кандидат филологичесих наук Ю. Зыцарь из Куйбышева:

«Возьмем сравнение баскского слова «бирибил» (колесо) с грузинским «борбали» (колесо). Это сравнение может быть дополнительно обосновано, и обоснование его состоит, в частности, в том, что у басков и у грузин близки друг к другу не только эти слова сами по себе, но и те, от которых они образованы, по схеме:

Баск. – колесо – идти, путь – река, речная долина и т.п.,
Груз. – колесо, путь (тропа) – долина и т.п.,

где связь значений «река» и «путь», «движение» объясняется тем, что реки были в древности основными путями, даже можно сказать, средствами сообщения (а возможно, что эта связь объясняется и сходством движения и течения воды). Впрочем, особая близость двух слов начинается уже с того, что оба они заключают в себе удвоение одного и того же элемента («бил» или «бир» в баскском), а так как этот элемент связан с баскским «ибил’и» — «идти», «двигаться», то, по-видимому, и баскское «бирибил» (колесо) и грузинское «борбали» в том же значении – это буквально «иди-иди» или «идет-идет», то есть нечто «непрерывно (быстро) идущее, движщееся». Известные же лично мне грузинские и баскские слова обоих комплексов (а этих слов в действительности, вероятно, гораздо больше, чем мне известно) размещаются по указанной схеме следующим образом:

баск. «бирибил» (колесо)
«ибар» (ресная долина)
«иби» (брод)

груз. «борбали» (колесо)
«барии» (долина) и др.
«ибон» (озеро)

И т.д. Ср. также «иберы» (испан.) и «иберы» (кавказ.) как «люди воды».

Как видим, во всех этих словах прослеживается некоторое сходство формы и значения.

Именно эти сравнения и другие строго научно установленные факты близости между басками и кавказцами и составляют самый серьёзный аргумент в пользу их родства».

Любопытно предположение историка Г. Джандиери:

«Известно, что в грузинском и баскском языках имеется целый ряд идентичных по звучанию и значению слов. Наибольший интерес представляют, на мой взгляд, слова «Пиренеи» и «Рио». Грузинское слово «Пиренети» обозначает «по ту сторону (хребта)». Можно легко провести параллель с Пиренейским хребтом, особенно если учесть, что иберы поселились и по эту и по ту стороны горы (Французская Гаскония).

До настоящего времени горная Хевсуретия делится на две части: Пиракетскую и Пиренетскую которые разделены горной грядой. Если более точно перевести эти слова, они означают: «лицом сюда» т «лицом туда». Тоже и Пиренеи, делящие страну басков на две части – Пиракетскую и Пиринетскую; что касается замены звука Т на И – это дело времени.

Относительно «Рио». Известно, что на испанском языке это слово означает реку. Так же называется и самая большая река в Западной Грузии (б. Иберии). И хотя до нас её название дошло как Риони, это ничего не значит, так как окончание «ни» характерно для грузинской топонимики (Алвани, Кавкасиони, Сини и др.).

В свете прочтения инженером Ш. Хведелидзе иберийского текста выясняется, что Рио звали определенное лицо, возможно полководца, вождя. Не память ли о нем хранит в своем имени река?»

***

На картинке: текст иберийской надписи, прочтенной Ш. В. Хведелидзе
Сверху вниз; иберийский, древнегрузинский, русский тексты.

1. По нашему летоисчислению 3479 лет назад; с у а – непереведенное слово.
2. Бытие
3. Соотечественниками
4. Очевидно, погрузились в море.
5. Златоуст, доброжелатель.
6. С и о п – три тысячи.

Сегодня журнал публикует присланную Ш. В. Хведелидзе таблицу, иллюстрирующую развитие древнегрузинского и иберийского письма. Обращаю внимание читателя на четвертую и шестую колонки таблицы. Могут быть случайными подобные совпадения?

Ш. В. Хведелидзе:
«Одиннадцатого декабря меня пригласил ректор Тбилисского государственного университета профессор Д. И. Чхиквишвили. Среди приглашенных на беседу были акадеиткт АН Грузии А. С. Чикобава и Ш. В. Дзидзигури, а также группа филологов и историков. Я рассказал о том, как вел работу, попытался описать методику расшифровки. Радость! Академик А. С. Чикобава считает ведение расшифровки достоверным и правильным. Дал ряд советов, связанных с проработкой и уточнением текста таблиц. Меня спросили, где и когда я нашел аналогичные росписи в Грузии. Я был подготовлен к этому вопросу и взял с собой фотоальбом о пещерном городе Вардзиа. Там на 33, 34 и 128-й картинах отчетливо видны буквы иберийского алфавита. Он же на крышке древнего кувшина в музее истории Грузии.

Обсуждение было очень обстоятельным и обрадовавшим меня. Подводя итоги, профессор Д. И. Чхиквишвили обещал создать авторитетную комиссию и добавил, что очень заинтересован в моей работе».

Вардзиа… Вардзиа… Мог ли я, встретив упоминание об этом удивительном пещерном городе, не вспомнить о путешествии к нему?

Лет десять тому назад мне довелось полазить по его пещерам. Это было в дни празднования юбилея Руставели.

Внизу, на берегу чистой и не по-кавказски смиренной речушки, начинался пир, а мы с французским профессором Рене Лафоном – грузиноведом и баскологом – отправились снова в тот самый зал, где рядом с портретом царицы Тамар были какие-то странные загадочные знаки.
Рене Лафон вдруг порывисто подошел к надписи, показал пальцем на одну букв, на вторую и спросил:
— Что за буквы? Что за буквы? Есть ли они в современном грузинском письме?
— Нет, профессор.
— Они напоминают мне буквы одной неразгаданной пластины… просто, должно быть, совпадение…
Эксурсовод:
— Говорят, здесь было много таинственных надписей. Они стерлись. Но будто бы сейчас в Тбилиси ведутся исследования, которые позволят прочитать их с помощью особых лучей.
Все, что сказал старый французский ученый, и все, что сказал молодой экскурсовод, казалось тогда, десять лет назад, фантастикой.

***

Помечтаем… В конце 1975 года в Венеции состоялась международная конференция, посвященная проблеме сохранения и реставрации памятников старины. Одним из центральных было выступление сотрудника Музея искусств Грузии И Гильгендорфа. Он рассказывал о своем методе выявления угасших древних надписей с помощью ультрафиолетовых и инфракрасных лучей.
— Сотрудники нашего музея впервые применили эти лучи в полевых условиях, — говорит И. Гильгендорф. – За это время мы исследовали надписи в храме VII века Атенском Сионе. Выявив ктиторскую надпись, мы узнали, что росписи западной абсиды обновлялись и ремонтировались в XIII-XIV веках. В этом же храме прочтен ряд пилигримных надписей.

Может быть не случайно это совпадение по времени – расшифровка иберийской таблицы и изобретение способа выявления угасших надписей? Может быть, история решила, что хватит хранить эту тайну, и дала людям ключ к её разгадке?

А. Кикнадзе

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

four × = 4