Архаичные семейные отношения у Донских казаков, восходящие к временам описываемых древними индийскими Ведами и Махабхаратой

До XVII столетия моногамия была необычна у казаков. Практиковали групповое сожительство, когда одна женщина состояла в отношениях с несколькими мужчинами. Правовой статус казака определялся не кровными узами, а принадлежностью к такой структуре, как Донское войско. Военный уклад казачьей жизни управлял всеми процессами в их обществе, в том числе и институтом брака. Женатый казак был большой редкостью. Кроме этого, сказывалось и то, что жили казаки в слободах, городках и зимовищах, где преобладало мужское население, а для семейной жизни не было никаких условий.

Невест для себя казаки «умыкали» в походах у кавказских горцев, турок и персов. У казаков была своеобразная семья, наподобие древне индийской или тибетской, в которой одна женщина обслуживала нескольких мужчин. В таких союзах интимная жизнь имела свободный характер, что устраивало абсолютно всех. В книге известного этнографа Г. Небратенко «Институт семьи в обычном праве донских казаков (XVI — начало XX вв.)» подробно описываются такие отношения.

Казаки жили небольшими рассредоточенными коммунами — «сумами», численностью 10−20 человек. Их члены вели общее хозяйство и, при необходимости, объединяли усилия с соседями для борьбы с общим противником.

Жилищем для большой семьи служили большие шалаши или землянки. В центре помещения оборудовался очаг, который венчал большой котел. Емкость для приготовления пищи подбиралась по объему под количество едоков и она всегда была важнейшим символом казачьей семьи. Всю бытовую работу в «суме» выполняла женщина. Она готовила, шила, убирала, а кроме этого была любовницей для всех мужчин коммуны. При рождении ребенка никто не ломал голову над определением отцовства.

Бывало и так, что донским казаком удавалось вызволить из плена своих ранее похищенных женщин. Это делали не только с применением силы, но и дипломатическим путем. Даже если казачка уже успела родить от иноверца, ее не бросали и забирали домой.

После того как казаки в 1671 году присягнули московскому царю и фактически лишились своей независимости, в их среду постепенно начали проникать обычаи, принятые в центральной и северной части России. Значительно усилилось и влияние православной церкви, которая не могла стерпеть существование казачьего «многомужества». Большинство казаков начали жить моногамными семьями. Вместе с этим начали придавать особое значение отцовству. Детей стало принято делить на родившихся в браке (законнорожденных) и внебрачных (пораженных в правах).

Несмотря на очевидные улучшения, моногамному браку у донских казаков не придавали такого серьезного значения, как в других регионах России. Вступление в брак и его расторжение происходило быстро и без каких-либо церемоний. Для того чтобы создать семью мужчине было достаточно общественного одобрения, которое он мог получить на Казачьем круге (Майдане) — общем собрании мужчин станицы или городка. Так называемый Майданный зарок превратился в настоящую свадебную традицию. Развод также происходил при одобрении братства. Казак объяснял на Казачьем круге, почему не хочет жить с женой и, выслушав его, Майдан принимал решение. Присутствующая тут же жена могла, не теряя времени даром, найти здесь нового жениха. Мужчина, которых хотел забрать отвергнутую казачку в жены, по обычаю заслонял ее полой кафтана, предъявляя на нее свои права. Бывало и так, что причиной развода становился опасный военный поход, суливший казаку верную смерть. В этом случае муж задавал на Казачьем круге вопрос: «Кто возьмет в жены мою вдову и детей?». Почти всегда среди побратимов находились те, кто готов был взять на себя обязательства в случае гибели мужа.

К середине XVIII века достаточно свободные парные браки в казачьих станицах полностью были вытеснены патриархальными церковными. Разводы стали порицаться, а жениться разрешалось не более трех раз. После свадьбы молодожены обычно оставались в родительском доме, где образовывалось небольшое патриархальное сообщество из трех поколений семейных пар, которые совместно вели домашнее хозяйство. Семейное гнездо молодая пара покидала лишь после того, как обретала материальную независимость и могла построить свой дом и обзавестись хозяйством. Но при этом связь поколений не разрывалась и было принято помогать друг другу в самых различных житейских вопросах.

В патриархалном союзе главенствующую роль играл самый старший мужчина в семье, а второе место отдавалось его супруге. Старики обычно управляли бытовыми вопросами, в которых были более сведущи чем молодежь. Казачки не были бесправны в таком обществе и с их мнением в семье считались. Это не удивительно, ведь на плечах женщин лежали экономические вопросы, ведение хозяйства и воспитание нового поколения. Казачки нередко имели суровый, независимый характер и сами принимали важные решения.

В конце XVIII века на Дону уже царил настоящий культ семьи, разводы и легкомысленное отношение к браку всячески порицались. Несмотря на это сохранились свидетельства того, что еще в XIX веке кое-где казаки жили «сумами» и имели общих жен. Но это было уже скорее исключение из правил.

#

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 + = twenty two