Разоблачена ложь о том, что потепление катастрофично для флоры и фауны океанов

Белые кораллы — это обесцвеченные особи, которые потеряли свои водоросли-симбионты из-за каких-то событий в окружающей среде. До недавних пор ученые полагали, что в этом столетии обесцветится —- а потом и погибнет — большинство кораллов, образующих рифы / ©Wikimedia Commons
Белые кораллы — это обесцвеченные особи, которые потеряли свои водоросли-симбионты из-за каких-то событий в окружающей среде. До недавних пор ученые полагали, что в этом столетии обесцветится —- а потом и погибнет — большинство кораллов, образующих рифы / ©Wikimedia Commons

По прогнозам адептов теории глобальной катастрофы по причине глобального потепления, создавших Межправительственную группу эксперДов пугающих мир изменением климата (МГЭИК), предполагается, что 90% всех кораллов в мире погибнут уже к 2050 году. К 2100-му, утверждают авторы доклада, практически все (свыше 99%) коралловых рифов мира окажутся уничтоженными.

Но вот работа настоящих биологов из США, опубликованная в Proceedings of the National Academy of Sciences, показывает совсем иное. Ее авторы провели комплексный эксперимент по воспроизведению экосистем кораллового рифа полностью. До них подобные опыты в полностью контролируемых условиях ставили только для отдельных видов коралловых экосистем, а не целиком.

Чтобы воссоздать полную экосистему, авторы работы построили мезокосм — особую экспериментальную среду, в которую поселили восемь ключевых видов кораллов и основные виды рыб и водорослей. Затем в мезокосм проложили открытый водный путь из окрестностей ближайшего кораллового рифа, чтобы туда смогли свободно проникать новые виды.

Всего мезокосмов было четыре: один — с современными температурой и pH воды, другой — с повышенной на 2 °C, третий — с пониженным на 0,2 pH. В четвертом были и повышенная температура, и «закисленная» вода, то есть сочетались, предположительно, стрессовые факторы второго и третьего мезокосмов. Напомним: при потеплении на 2 °C МГЭИК прогнозирует гибель более чем 99% коралловых рифов.

На практике, однако, за два года наблюдений никакого стрессового состояния у всех видов — участников эксперимента обнаружить не удалось. Всего зарегистрировали следы 275 видов, причем в мезокосме с повышенной температурой их разнообразие было даже выше, чем в окружающей морской воде.

Учитывая, что эксперимент проводили на Гавайях, где морская вода и так довольно теплая, это впечатляющий результат. Особенно сильно стали расти красные водоросли. В условиях «закисления» морской воды биоразнообразние было снижено, хотя некоторые группы — членистоногие (а конкретнее — ракообразные) и иглокожие — испытали расцвет.

А вот там, где были и высокая температура, и «закисление», биоразнообразие оказалось точно таким же, как в контрольном эксперименте: с полностью современными условиями. Авторы заключают, что рост температур снижает возможное негативное влияние «закисления» на кальцификацию (отвердение) твердых кораллов, а также рост ряда других организмов. «Закисление» вод Мирового океана, в свою очередь, смягчает эффекты повышения температуры на некоторые морские виды.

Настоящие ученые в противовес фанатов бессмысленной теории катастрофы из-за «глобального потепления» делают вывод, что предсказания массовой потери биоразнообразия коралловых рифов к концу века неверны. А причина ошибочности суждений эксперДов в том, что они основывали свои выводы на экстраполяции экспериментов таких же неадекватов как они сами, с отдельными видами в нетипичных для них условиях. К тому же мало какие авторы подобных опытов пробовали сочетать повышение температуры и падение pH.

Работа уточняет наши представления о будущем морских экосистем. Авторы выбрали те значения температуры и pH, что соответствуют самым высоким из возможных для конца нынешнего столетия, — между прогнозными сценариями RCP 6.0 и RCP 8.5. На практике сценарий RCP 8.5 нереалистичен, поскольку требует наращивания выбросов СО2 до 2100 года. Для этого понадобятся большие количества ископаемого топлива. Например, сжигание угля для него нужно поднять в шесть раз, для чего просто нет экономически целесообразных угольных ресурсов.То есть по сути исследователи заложили в свой эксперимент самый резкий изо всех возможных сценариев потепления и «закисления».

Следует отметить, что тема будущего экологического коллапса Мирового океана от потепления и «закисления» в этом году вызвала сильнейший скандал по поводу фальсификации целого ряда научных работ. Многие утверждения по заданной теме — в том числе официальная позиция ООН — серьезно противоречат научным данным. Достаточно напомнить, что на сайте Организации Объединенных Наций все еще написано: «70 процентов поверхности Земли покрыто океанами — этой наиболее продуктивной естественной средой, где обитают 75 процентов всех известных биологических видов, <…> около одной трети колоний морских растений и организмов, за счет которых происходит образование рифов, находятся на грани исчезновения». Легко видеть, что тут используют неадекватные реальности цифры: в действительности менее четверти всех известных видов живут в океане, и примерно так же оценивается доля морских видов среди еще неоткрытых.

В условиях массового потребления информации низкой степени достоверности с самых высоких трибун работы, подобные описанной выше, играют огромную роль. Они позволяют описывать происходящее на научной основе, без некорректных искажений происходящего с морскими экосистемами. Эксперимент показывает, что прогноз Межправительственной группы экспертов по изменению климата о гибели более чем 99% коралловых рифов к 2100 году не имеет шансов на реализацию.

С научной точки зрения работа выделяется тем, что решает давний парадокс. Он состоит в том, что в древние теплые эпохи с высоким содержанием СО2 в воде кораллы процветали (еще в миоцене, всего несколько миллионов лет назад). Прогнозы о гибели кораллов от потепления всего на 2 °C здесь выглядели парадоксально: ведь в миоцене мир был теплее нынешнего гораздо более чем на 2 °С.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× three = thirty