Парадокс Ольберса объясним без теории «расширяющейся Вселенной»

До официального признания теории Большого взрыва большая часть научного сообщества придерживалась точки зрения, что наша Вселенная бесконечна и стационарна. Однако такая космологическая модель подвергалась серьёзной критике из-за так называемого фотометрического парадокса. Суть этого парадокса сводится к довольно простому логическому построению – если Вселенная бесконечна и время её жизни тоже бесконечно, то в ней должно находиться бесконечное количество звёзд. Но в этом случае всё ночное небо должно быть заполнено светом звёзд и ярко светиться в любое время суток. Так как ничего подобного в ночном небе не наблюдается, то размеры Вселенной должны быть конечны и соответственно количество звёзд на небе может быть подсчитано.

Фотометрический парадокс Вселенной

В рамках теории БВ фотометрический парадокс был снят посредством введения конечного возраста Вселенной. Согласно современной космологической модели на максимальном удалении мы видим самую раннюю Вселенную. Так как Вселенная возникла и начала расширяться всего лишь 13,7 миллиарда световых лет назад, то свет от более удалённых объектов просто не успел дойти до нас за это время.

С моей точки зрения дорелятивистское логическое обоснование фотометрического парадокса также ошибочно, как и релятивистское ограничение возраста Вселенной Большим взрывом. Теоретически свою способность к бесконечному движению в космическом пространстве фотоны, переносчики света, приобретают благодаря первому закону Ньютона. Согласно которому, любое материальное тело, получив первоначальный импульс движения, способно сохранять скорость своего движения неизменной, если на него не действуют никакие внешние силы. Мы должны признать фотоны материальными объектами. В этом случае любое обсуждение движения света в бесконечной вселенной обязано учитывать фактор бесконечности как реальный физический параметр. Что это значит? А то, что перемещаясь в бесконечном пространстве, заполненном бесконечным количеством материи, любой материальный объект рано или поздно столкнётся с другим материальным объектом. Согласитесь, очень трудно себе представить, что бы на протяжении бесконечного промежутка времени на пути мельчайших частиц – фотонов, переносчиков света, не повстречался какой-нибудь материальный объект – газопылевое скопление, галактика, чёрная дыра, звезда, планета, астероид, комета или что-то подобное. Понятно, что при встрече с любой такой преградой поток фотонов прекратит своё существование. Тем не менее, главным непреодолимым препятствием для света должны стать не перечисленные выше космические гиганты, а более мелкие и самое главное более многочисленные во Вселенной объекты. В частности на эту роль хорошо подходят потоки ионизированных частиц, излучаемых звёздами. При встрече с такими заряженными потоками частиц свет должен терять часть своей мощности (количество фотонов). В экспериментальной физике такое явление получило название Комптоновское рассеяние. Так как расстояние, преодолеваемое светом теоретически бесконечно, то и количество столкновений с другими частицами на его пути тоже будет стремиться к бесконечности. Таким образом, по теории вероятности поток света, излучаемый абстрактным источником из любой точки Вселенной, после прохождения некоего критического расстояния должен полностью иссякнуть. Следовательно, мы с вами, находясь на поверхности планеты Земля, можем наблюдать лишь какой-то небольшой процент источников света размещённых вокруг нас в бесконечном пространстве Вселенной на этом критическом расстоянии. Вся Вселенная не доступна нашему взору в силу своей бесконечности и бесконечному количеству препятствий на пути любого источника света. В связи с этим возьму на себя смелость сформулировать закономерность, определяющую видимый горизонт Вселенной следующим образом – радиус сферы наблюдаемой Вселенной ограничен средней плотностью материи, размещаемой вокруг наблюдателя в этой области Вселенной. В отличие от космологического горизонта такая сфера не расширяется со временем, ну или, по крайней мере, напрямую не зависит от времени. Из прикладной астрономии хорошо известно, что для планеты Земля радиус сферы наблюдаемой Вселенной равен примерно 46 миллиардам световых лет. Так вот, с моей точки зрения этот радиус определяется средней плотностью материи в окрестностях окружающего нас пространства, а не сверхсветовой скоростью расширения Вселенной. Такая плотность материи является критической для прохождения света, поэтому предлагается называть её плотностью светопроницаемости Вселенной. Скорее всего, в силу однородности и изотропности Вселенной, подтверждаемой всё той же наблюдательной астрономией, радиус светопроницаемости Вселенной во всех направлениях примерно одинаков и составляет те самые 46 миллиардов световых лет. Т.е. это константа, ограничивающая горизонт нашей Вселенной в видимом спектре электромагнитного излучения.

Фотометрический парадокс Вселенной

Высказанное предположение о материальной природе света устраняет фотометрический парадокс без привлечения Большого взрыва и разрешает нашей Вселенной быть бесконечной. Заодно данная гипотеза объясняет природу ненаблюдаемой темной материи. Так как в этом случае материальные частицы, переносчики света, имеют собственную массу покоя и способны вносить существенный вклад в общую массу Вселенной.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× eight = eight