Как бы учёные не хотят признавать варягов предками русских

Лев Самуилович Клейн – автор  четырех десятков книг. Среди них: «Спор о варягах. История противостояния и аргументы сторон», «Расшифрованная «Илиада», «Гармонии эпох: Антропология музыки» и т.д. Самыми активными его издателями являются СПбГУ, Оксфордский и Донецкий университеты.

http://naked-science.ru/sites/default/files/images/1%20Nicholas_Roerich%2C_Guests_from_Overseas.jpg
Заморские гости. Николай Рерих.

— Лев Самуилович, для начала хотелось бы понять, как отделить политику от науки в случае с варягами? Ведь варяжский вопрос настолько политизирован, что не коснуться этого невозможно.

— Это зависит от людей. Для одних отделение невозможно (большевистская позиция), для других – и вопроса такого не встает: их наука не имеет с политикой соприкосновения. Все решается предъявляемыми критериями: что вам нужно от научных исследований – чтобы они выяснили некую истину, установили факты, изобрели методы и т. д. или вам нужно решить определенные политические и идеологические задачи, классовые, национальные или индивидуальные. Как только вы начинаете предъявлять идеологические критерии – чтобы выводы удовлетворили ваши национальные амбиции, ваши политические симпатии и антипатии и т. п., – научная ценность выводов пропадает. На практике это все решается очень просто. Вся сложность существует только для тех, кто хочет и невинность соблюсти и политический капитал приобрести.

В варяжском вопросе это выражается в противостоянии двух «лагерей»: против основной массы ученых, изучающих отношения Древней Руси с сопредельными странами, выступает кучка «антинорманистов», поддерживаемых массой околонаучных дилетантов с разнообразных интернетных «форумов». Они все время выдвигают какую-нибудь идею, чтобы доказать вечный изоляционизм Руси или ее всегдашнее превосходство над соседями, опровергнуть все, что касается заимствований из культуры других. Сначала они пытались доказать, что норманнов было слишком мало, чтобы с их присутствием считаться. Потом они ухватились за истматовскую идею, что государство вообще образуется без участия посторонних. Сейчас, когда то и другое отпало, они стали заявлять, что норманны – это не скандинавы, а западные славяне вагры – из вагров они легко получают варягов. Уж легче их добыть из ворогов, а из вагров произвести вагранку…

Чем западные славяне лучше скандинавов – не могу взять в толк. Национальный праздник России – как раз день освобождения Москвы от западных славян (поляков). Западнославянская гипотеза не имеет под собой ни одного сколько-нибудь серьезного подтверждения. Западные славяне себя ни варягами, ни Русью никогда не называли, не звали их так и соседи. Археологические находки, аналогичные западнославянским есть в Новгороде и других городах Северной Руси, но их нет в остальных местах распространения варягов на Руси, а в Новгороде они носят характер вещей, оставляемых приезжими мастерами-ремесленниками (главным образом керамика), а не знатью и воинами. Если бы не политический запрос, никто бы и не вспомнил ни о каких ваграх.

— Каково же ваше мнение – были ли все-таки варяги норманнами или нет? Какие аргументы «за» и «против» господствуют по этому поводу в науке на сегодняшний день?

— Да тут и спорить не о чем. Само слово «варяги» – скандинавского происхождения, от скандинавского «вэр» – «клятва» со скандинавским суффиксом -инг (как в «викинг», «хавдинг» и др.). Так называли скандинавских воинов наемников в Византии, приносивших клятву верности императору. А в древнерусском был носовой звук (юс малый), которым и передавался этот суффикс, а потом этот звук перешел в «я», так из «вэринга» получился «варяг».

Постепенно в восточно-славянских землях слово это распространилось на всех пришельцев из Скандинавии. Варяги в летописи – это безусловно скандинавы. Ни одного повода для сомнений. Термин, однако, прижился на Руси не сразу, так что первые пришельцы, видимо, так не назывались. Но летопись сообщает, как они назывались: Русью. «От них же и мы прозвались». Вот это сообщение летописи некоторые ревнители «исконной чистоты» отвергают: им кажется унизительным носить чужое имя (французы носят, Германия – тоже не исконно немецкое слово). Я подробно разбираю аргументы за и против в своей книге «Спор о варягах». В двух словах не передать.

http://naked-science.ru/sites/default/files/images/Waringiers_Byzantium_Vinkhuijzen.jpg
Варяжский отряд в Византии. Рисунок-реконструкция конца XIX века.

«Норманская теория» создана как жупел антинорманистами, чтобы оправдать свое существование – чтобы возвести спор на теоретическую высоту и тем заработать политические очки. Антинорманизм – тоже не теория, но околонаучная политическая платформа. Он не существует нигде, кроме России. Хотя, казалось бы, ему самое место во Франции и Англии – там ведь тоже были норманны, захватили полстраны в Англии, важную провинцию во Франции. Но французы и англичане относятся к этому спокойно, внимательно изучают, считают частью своей истории. А у нас болезненное отношение к этому, на мой взгляд, потому, что действует синдром национальной уязвленности, связанный со страхом от постоянной угрозы утратить империю и с осознанием своей нынешней отсталости, затерянности по многим показателям среди африканских государств. Вот и пыжимся.

http://naked-science.ru/sites/default/files/images/Skylitzis_Chronicle_VARANGIAN_GUARD.jpg
Варяги в Византии. Иллюстрация из хроники Скилицы.

Ольга Фадеева

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− seven = one