Паранойя теорий физиков-математиков…

Естественные науки связаны с философией, и следование разным направлениям философии, несомненно, нашло отражение в работах учёных любых наук. Философия делит мировоззрение людей на идеалистическое и материалистическое. Материалистов всегда было меньшинство, поэтому, в ключевых разделах науки, издревле сохраняемые научными школами в форме схоластики, процветают идеи ученых идеалистов. Обычно считается, что схоластика, то есть система как бы логических аргументов, измышленных авторами разных фантастических идей, для того, чтобы, по их мнению, согласовать их с реальностью, имела влияние на науку только во времена Средневековья. Это не так. Реально схоластика есть и будет в науке всегда, ведь наука это, прежде всего, школа по передаче мнений предшественников своим преемникам, а уж во вторую очередь область накопления реальных знаний. В науке во все времена существовало множество разных школ последователей каких-либо фантастических идей, только по представлениям их адептов, связанных с реальностью. Постольку, поскольку идеи были фантастическими, представители разных школ видели нереальность идей своих оппонентов, одновременно не видя фантастичности собственных идей. Поэтому ученые, представлявшие разные школы, то есть разные фантастические идеи, обычно враждовали. Джонатан Свифт в, доступной даже ограниченным людям, сатирической форме, показал модель борьбы научных школ, как борьбу ученых остроконечников и тупоконечников, споривших по поводу того, как правильно разбивать яйцо, со стороны тупого или острого конца.
В наше время остроконечники и тупоконечники в физике представлены релятивистами и эфиристами. Это разделение первоначально единой школы возникло в процессе трансформации физики в придаток математики.
Представление о микромире как мире мельчайших частиц любого из имеющихся веществ, сохраняющих их состав и свойства, было философски понятно уже в глубокой древности, но реально атомная структура мира была выявлена в процессе создания периодической системы элементов Менделеева. Примерное представление о строении атома и частиц вещества его составляющих, выявились в работах Томсона, Резерфорда. Но, недостаточность наблюдений взаимодействия объектов этого уровня строения материи, большая сложность понимания процессов идущих на этом уровне строения материи, привела к тому, что чисто физические эксперименты стали всё более оцениваться с помощью математики, что обусловило главенство в физике математиков, позиционировавших себя как физиков-теоретиков.
Именно произвольные математические теории, не имеющие отношения к реальности, позволили физикам-теоретикам строить очень разные, но всегда только фантастические модели математического мира, никак не отражающие реальный мир.
Господство в физике теоретиков-математиков и государственное финансирование этой науки, как и всех других наук, породило многочисленные фальсификации тех данных, которые всё же получались в экспериментах. Фальсификации делались с целью подгонки данных под выдуманные теории, в которых теоретики были настолько уверены, что не сомневались в том, что эксперименты должны были их только подтверждать. Явное же и доказанное отсутствие подтверждения теорий экспериментами трактовали как парадокс со стороны природы, а не неправильность теории.
Со времен Древней Греции известно два подхода к математике. Одни полагают, что математика самостоятельная наука, не связанная прямо с любыми другими науками, другие полагают, что математика часть физики. То есть, кто-то полагает, что математические объекты существуют в неком абстрактном мире, а не в реальной жизни, а кто-то верит, что математические объекты, отражают свойства реального мира. Эти два варианта, в формулировке известных математиков выглядят так: «Математические выкладки имеют отношение к реальному миру, где они либо истинны, либо ложны, даже если их невозможно математически их ни доказать, ни опровергнуть.» (Курт Гёдель. Известный математик начала XX века.) «Математические теории просто вымышленные формулы, связывающие между собой взятые на вооружение данным математиком аксиомы, а вовсе не модель внешнего мира.» (Пол Коэн. Известный математик XX века.)
Редкие ученые понимают, что математический анализ (Mathematical Analysis) — просто формальные правила преобразования одних буквенных и цифровых обозначений в другие. Все тайны математики скрыты в кодировании математиками исходных данных о физических объектах в числа. Это кодирование может быть адекватным, или не адекватным натуре. А это в свою очередь зависит от философской позиции, материалистической или идеалистической интерпретатора. Дальнейшие преобразования кодированных математическим языком данных об объекте, не приносит новой информации о нём. Вся полученная в преобразованиях информация равна исходной. Математика просто «цепочка тавтологий». Если математическое выражение мысли о некой физической реальности ей действительно соответствуют, то оно оказывается подобным выражению мысли об этой же физической реальности, сформулированной не математическими средствами, то есть выраженной на обычном языке. Фактически есть две математики — теоретическая представляющая только гуманитарный интерес и прикладная, которая входит в состав многих наук.

История теоретической математики не такая уж длинная как думают сами сатематики. Счёт самых разных объектов существовал у людей с глубокой древности, но теоретическая математика появилась только тогда, когда её составляющей частью стала некая философия. Мы знаем, что философской основой математики школы Пифагора было убеждение в том, что мир был создан богами именно с помощью математики. Понятно, что эти же идеи были у египетских, индийских, китайских и других математиков гораздо раньше Пифагора. Отличие древнегреческой математики от всех других было в том, что у греческих математиков были сомнения в божественности этой области знаний. Например, пифагорейские постулаты геометрии о понятиях точек, линий и других фигур, в V веке до нашей эры раскритиковал Зенон Элейский, который заявил, что реальный путь движения не может состоять из не имеющих размеров точек. Были и другие конфликты. Ученики Пифагора как-то обнаружили, что его постулат, что «всё есть число» не всегда верен, диагональ квадрата оказалась несоизмеримой с его стороной, ни в натуральных числах, ни в дробях. Только в IV веке до нашей эры Евдокс Книдский к числам, добавил понятие о геометрических величинах: длине, площади, объёме. То есть практика периодически входила в конфликт с измышлениями теоретиков.
Евклид в III веке до нашей эры в «Началах» уже к математическим объектам уже относил и натуральные числа, и геометрические величины. Его «Начала» это арифметика и геометрия.
В Средневековье в Европе процветала мистика. Математические формулы, найденные математиками Древнего мира, конечно, использовались в практике, и философы разделяли античные идеи о том, что в основе установленных свыше законов природы лежит математика, истины которой абсолютны.
Европейские теоретики могли только спорить, сколько дьяволов может поместиться на кончике иголки.
Развитие математических идей шло в государствах Востока. В трактате IX века Мухаммеда ибн Мусы аль-Хорезми, давшем название третьему разделу математики, алгебре, «Аль-китаб аль-мухтасар фи хисаб аль-джебр ва-ль-мукабаля» («Краткая книга восполнения и противопоставления») были изложены достижения индийских математиков — арифметика в позиционной десятичной системе счисления и решение квадратного уравнения. Эти результаты были получены Брахмагуптой и его предшественниками не позднее VII века.
Развитие математики в Европе, после ознакомления её теоретиков с идеями с Востока, пошло по пути, уводящему от всего естественного. Очень хорошо это показано у Новалиса (Фридриха фон Гарденберга, 1772-1801). В его «Фрагментах» скозано: «Истинная математика — подлинная стихия мага. Истинный математик есть энтузиаст per se. Без энтузиазма нет математики. Жизнь богов есть математика. Чистая математика — это религия…».
Конечно, математик, из тех что «продвигает» физику, может быть не согласен с этим утверждением, но может ли он взять, например, извлечь корень и из двух человек, что абсолютно явная для всех нормальных людей глупость. Получится, явная глупость, не существующий в природе объект, хоть он и как бы отражается набором математических знаков… Так же, например, умножение именованных чисел (здесь можно взять практически любую формулу современной лжефизико-математики,  E = mc2…), — вопиющая нелепость которую почему-то мало кто видит. Умножать можно только именованное число на отвлеченное, так как умножить величину — это значит взять её слагаемые несколько раз и найти сумму. В произведении всегда получается именованное число, однородное с множимым и единицы измерения также однородные с множимым.  (Это математика в начальной школе.). Скорость света предел скоростей, и умножать её на 2, 10, 300000 явная бессмыслица, а умножать 300000 километров в секунду на 300000 километров в секунду — паранояльный бред!!!  Жонглирование формулами стало развлечением для некоторых людей с математической направленностью мозговой деятельности, но всё менее возможным становилось применение их формул к реальности. Не исчезла и вера в первозданность математики, хотя вместо примитивного бога-творца, сидящего на облаке, философы от математики измыслили некий «мировой разум» создавший математику и на её основе «расширяющуюся вселенную». Продуктом жонглирования формулами для познания идей заложенных в них «мировым разумом» стали релятивизм и квантовая механика, вытеснившие объективное отношение к реальности из физики, первоначально науки о природе, ставшей просто полигоном математиков.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Solve : *
10 ⁄ 5 =