Ужасы «зелёной» энергетики

Европейско-американский бум зеленых технологий порой очень похож на череду необдуманных решений.

Массовое внедрение электромобилей, например, запустили без возможности переработки отработавших своё аккумуляторных батарей. Как утилизировать миллионы литийионных батарей, которые выйдут из обращения в ближайшее десятилетие, до сих пор непонятно.

Сейчас только в ЕС порядка 8 миллионов электрокаров, а к началу 2030-х это число увеличится в 2–3 раза. Только компания BMW к 2030 году планирует собрать не менее 7 млн машин на электротяге.

В настоящее время рециклингу подвергается, по самым оптимистичным подсчетам, не более 10–15 % отработавших своё батарей. В определенный момент критическая масса будет достигнута, и это вызовет настоящий литийионный коллапс.

Кстати, расчетливые европейцы с японцами уже нашли частичное решение этой проблемы – отправлять подержанные электромобили в Россию. Пока у нас в стране зарегистрировано чуть более 6 тыс. электрокаров, но с каждым годом парк машин только увеличивается.

В России на данный момент нет фабрик, ответственных за утилизацию литийионных батарей. А если бы они и были, то далеко не из каждого региона есть возможность вывести батарею весом в несколько десятков, а то и сотен килограмм.

Как, например, доставить тяговый аккумулятор упоминаемого Nissan Leaf, например, из Красноярского края к месту утилизации где-нибудь на Урале?

Гораздо проще купить очередную подержанную батарею, а прежнюю просто выкинуть. Для справки – одна батарейка формата AA заражает до 20 кв. метров земли. А в одной только Tesla Model S таких аккумуляторов около 7 тыс. штук. При таким способе утилизации аккумуляторов содержимое может и вспыхнуть.
Не прогнозируют проблему утилизации гигантского количества батарей и в российском правительстве.

И электромобили здесь только часть проблемы.

Срок службы батарей от электрокаров хоть как-то можно продлить использованием в качестве стационарных накопителей энергии, а с аккумуляторами от самокатов все сложнее. В хозяйстве толку от них мало, сдать их как свинцовые батареи некуда, поэтому пользователи чаще всего их просто выбрасывают…

Проблема лития в составе батарей – в высокой стоимости рециклинга: заводам проще закупать природное сырье, чем перерабатывать отслужившие батареи. Поэтому технологии и не догоняют потребности утилизации.

Но, во-первых, при таком производстве велика вероятность воспламенения литийионных батарей. Одна испортившаяся в процесс перевозки батарея способна спалить на корню цех переработки – тушить горящий литий очень непросто.

Во-вторых, производительность подобных фабрик механического разрушения слишком низкая. Придется занять приличные территории, прежде чем удовлетворить постоянно растущий утилизационный спрос.

Второй, но далеко не единственной, проблемой широко рекламируемого «зеленого» перехода стали лопасти ветрогенераторов.

Как и любые механические устройства, они имеют свойство изнашиваться и требуют замены. Только вот семитонную сорокаметровую лопасть очень непросто пристроить. Все дело в материале – легком и прочном композите, который почти не поддается вторичному использованию.

На первый взгляд, эта проблема кажется не столь важной – не так часто ветрякам требуется замена лопастей. Конечно, не часто, только вот ветряков на планете развелось очень много, и только в Соединенных Штатах каждый год выбрасывают более 8 тыс. лопастей. В Европе в ближайшие восемь лет выведут из эксплуатации около 5,7 тыс. ветряков, а это более 17 тыс. лопастей.

Если литийионные аккумуляторы можно хотя бы попытаться утилизировать на редких перерабатывающих предприятиях, то с композитными конструкциями вообще ничего не сделать полезного.

Самое простое – распилить алмазными дисками для удобства перевозки и просто закопать. Так поступают в американских штатах Вайоминг, Южная Дакота и Айова. Десятки квадратных километров занимают под захоронения «зеленых» технологий. Композит сотнями лет не разлагается в природе, особого вреда не приносит, но «кладбища турбин» практически навсегда изымаются из хозяйственного оборота.

Американцы с их бескрайними прериями могут себе позволить закапывать останки «электрических мельниц», чего нельзя сказать о тесной Европе. Однако делать нечего, и Евросоюз вынужден одобрять подобное.

Пока только Германия, Австрия, Нидерланды и Финляндия запретили на своей территории закапывать лопасти ветряков. Альтернативой может стать старое доброе сжигание лопастей, с последующей утилизацией угля в составе бетонных смесей. Токсичный газовый хвост и большие затраты такого способа заставляют искать новые подходы.

Кроме этого, не решается вопрос с наполненной композитами пластмассой, которую позже так или иначе придется утилизировать. В поисках решения датчане из Vestas предлагают создавать лопасти из утилизируемого на 100 % материала. Пока, правда, нет готовых образцов, а серийной технология может стать только к 2040 году.

Автор: Евгений Федоров

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

45 − forty two =