Краткая история современной как бы физики

Как бы ученые теоретики физики, преподаватели этого предмета, популяризаторы физики и обыватели «просвещённые» этими спецами, уверены, что основные теории той физики, которую они исповедуют, уже созданы, и нуждаются только в мелких корректировках. Они не желают знать о кардинальном антагонизме коренных теорий своей как бы физики: теорий относительности и теорий квантовой механики. «Пространственно-временным континуумом», Эйнштейна постулирован Эйнштейном абсолютно неделимым, а теории квантовой механики базируются на постулатах абсолютной дробности всего. Эйнштейн категорически отверг возможность дробления его «континуума» потому, что тогда не получается никакой относительности «инерционных систем» только друг от друга, а без дробности этого самого «континуума» у теоретиков квантовой механики не в чём бушевать их волнам, описываем их формулами. То, что теории как бы физиков нисколько не отражают реальность, их тоже не беспокоит, они просто объявляют все противоречия парадоксами, утверждая этим самым приоритет своих теорий перед реальностью. По их пониманию, видимо, природа настолько абсурдна, что не может уложиться в их теории. Принять обратное, что их теории абсурдны, они не могут.

Мыслителями Древней Греции было предположено, что любое материальное тело можно дробить не бесконечно, неизбежно получится наименьший его кусочек, сохраняющие основные его свойства. Назвали они этот объект атомом, то есть неделимым. Элементарные переносчики света и тепла они назвали частицами эфира. (В переводе с греческого языка афиро — нести.) Скорости движения носителей света они, конечно, представить не могли, но понимали, что скорость эта большая.
На этом уровне, примерно, оставалось представление о микромире до XVII века.

В XVII веке Гук, Гюйгенс и Декарт, осмысливая интерференцию и дифракцию света с позиции интерференции механических волн на воде, отбросили представление о частицах эфира как о прямых переносчиках света и тепла, представив их в виде частиц некой неподвижной среды передающей волны, излучаемые источниками света и тепла. Таким образом, была измышлена несуществующая в природе среда «светоносный эфир».
В XIX веке Дж. Максвелл, перенеся математические формулы, отражающие волновые процессы в материальных телах в придуманный его предшественниками по фантазиям «светоносный эфир», оформил математически теорию «электромагнитного поля» состоящего из механических напряжений этого «светоносного эфира». (Фактически именно в это время сформировалась секта приверженцев «эфира» как носителя световых волн. Верующие в выдумки не могут считаться исследователями, они могут считаться только сектантами, верящими в выдумки предшественников.)
На фоне математических «успехов» теоретической мысли поклонниками теории «светоносного эфира» стали большинство учёных, позиционировавших себя физиками.
Но теория такой среды как «светоносный эфир» требовала, чтобы скорость света интегрировалась со скоростью движущихся в нём тел. Опыт исследователей Майкельсона и Морли, показал ложность этой идеи, практически перечеркнув все двухсотлетние теоретические наработки теоретиков волновых явлений в «светоносном эфире». Лоренц не сдался. Он модифицировал уравнения Максвелла и объявил отсутствие признаков суммирования скорости тел со скоростью света тем, что движущиеся тела деформируются вдоль направления своего движения в эфире. По формулам Лоренца уравнения Максвелла идентичны в любых движущихся системах.

На идеях Лоренца в самом начале XX века были построены две полностью противоречащие друг другу теории относительности Эйнштейна, отказавшегося от среды в специальной теории относительности и наоборот построившего общую теорию относительности на такой монументальной среде как «пространственно-временной континуум», при этом в обеих теориях фигурируют эфирные формулы Максвелла и Лоренца. Теории Эйнштейна, сходные с идеями распространенных в это время религий, получили экономическую поддержку финансовых структур мира, то есть и рекламу в средствах массовой информации. Деньги сделали своё дело, большинство учёных, позиционировавших себя физиками, ушли из секты эфиристов и объявили себя релятивистами. В свою очередь секта эфиристов распалась на небольшие секты и ячейки, вобравшие в себя людей не согласных между собой ни в каких выдумках. Секта релятивистов оказалась тоже не монолитна, но финансирование финансистами физической лженауки от имени государства в значительной мере как бы удерживает от разброда в разные секты её функционеров, несогласных между собой в разных выдумках. А выдумки им абсолютно необходимы в условиях невозможности реальных открытий в придуманном ими трансцендентном мире, выдаваемом за мир реальный.

Строительство реальной, а не трансцендентной физики возможно только при полном удалении из неё любых теорий, в которых составной частью являются не выявляемые в реальном мире, то есть ненаучные элементы. Но тогда из науки просто необходимо убрать подавляющую часть людей позиционирующих себя учёными, для доказательства своей учёности выдумывающих эти самые теории… Вряд ли это реально возможно…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

seventy four − = 65