Святилищу каменного века Савин в Зауралье около 5 тысяч лет

Реконструированное святилище каменного века Савин.

Святилище каменного века Савин в Зауралье было построено около 5 тысяч лет назад, это, конечно, горазда позже, например, кольца рефаимов на Голанских высотах, или мегалитического комплекса Вазимба на Мадагаскаре, но может быть немного раньше первых пирамид в Египте. История его открытия характерна для многих других археологических памятников. Заметное в пойме реки Тобол возвышение (350 х 60 м), окруженное заболоченной старицей, издавна вызывало страх у населения ближайших деревень. Однако, наконец, любопытство возобладало, и в начале 80-х годов один из местных жителей Василий Бабушкин, со школьных лет увлекавшийся историей, посетил запретное место и собрал там коллекцию черепков посуды, изделий из камня. Находки он передал в областной краеведческий музей. В 1982 году здесь начала работать экспедиция под руководством курганского археолога М. П. Вохменцева, а затем в 1997 году научные работы на памятнике возглавляла автор статьи о нём Т. М. Потемкина. Экспедиция 1982-1985 годы на площади 1100 квадратных метров отврыла комплекс древних сооружений. По археологическим представлениям, они хорошо сохранились, поскольку были покрыты мощным слоем речных наносов, оставленных многократными разливами Тобола. Причина этого — наступившее в конце III тысячелетии до нашей эры резкое увлажнение климата.
Сооружения Савина представляли собой два соприкасающихся круга диаметром 14 и 16 метров, очерченных рвами шириной до 1,5 метров. Сейчас они в плане напоминают восьмерку, но сооружения разновременны, большой круг несколько более поздний. Во рвах, вокруг кругов и в центре — более сотни ям, в которых когда-то стояли столбы. В том же порядке размещались кострища и ямы, заполненные костями жертвенных животных вперемешку с черепками посуды и каменными орудиями. В пределах первого круга обнаружена яма с черепами взрослого человека и ребенка, а во рву второго в слое угля и охры — скелеты двух мужчин и девушки.
Внутрь первого круга вели входы-коридоры в виде параллельных частоколов, построенных в направлении восток-запад (на точки восхода и захода Солнца в дни равноденствий), вторым входом служил разрыв во рву, с ямой-кострищем посередине, ориентированный на северо-восток. В центре обоих кругов располагались прямоугольные углубления в виде землянок, где обнаружены наиболее значимые находки.
Оба круга сооружены в разное время: первый сделан раньше и как минимум дважды перестраивался, второй пристроен позднее с использованием некоторых столбов-мет первого круга. Общее время существования этих сооружений в пределах столетия.
Археологи сразу обратили внимание на неравномерное распределение находок на раскопанной площади. В процессе работы выяснилось: у столбов в центральной части кругов и во рвах к востоку и северо-востоку от них сосредоточено более 70 % скоплений костей и других предметов. Эти направления совпадают в месте расположения памятника (55,4° с. ш.) с точками восхода и захода Солнца в дни равноденствий и летнего солнцестояния. У столбов в юго-восточном и юго-западном направлениях (на восход и заход Солнца в зимнем солнцестоянии) находок было меньше. Всего на святилище обнаружено около 4 тыс. костей животных, принадлежащих, по определению палеозоологов, 160 лошадям, 72 косулям, 25 лосям, в единичных случаях кабану. медведю, волку. Найдено также более 6 тыс. черепков примерно от 400 сосудов и 1700 каменных орудий для охоты, обработки шкур, дерева, разделки мяса (топоры, наконечники копий, ножи, скребки и т. д.).
Астрономические расчеты, проведенные московским ученым В. А. Юревичем, подтвердили наблюдения археологов: скопления находок, как правило, приурочены к конкретным солнечным и лунным ориентирам. Кроме того, ему удалось выявить и новые детали — определить точные визиры в направлении север-юг на все шесть солнечных азимутов, связанных с восходами нашего светила в дни равноденствий и солнцестояний. Был найден смысловой центр и для восходов и заходов высокой и низкой Луны в зимнем солнцестоянии. Костяная пластинка со знаками, обнаруженная в центральном углублении первого круга, подтверждает эти выводы и свидетельствует: древние люди наблюдали и фазы Луны.
Юревич высказал также предположение, что центральный столб первого круга служил гномоном (древнейший астрономический инструмент для определения высоты и азимута Солнца), а столбы в северной половине рва отмечали положение его тени на земле в определенный момент суток, ближе к полудню (примитивный вариант солнечных часов). Следя за смещением тени, древние наблюдатели с помощью столбов-мет пришли к идее о делении времени на промежутки. Расчеты показали: тень гномона в дни равноденствий от одного столба к другому смещалась за 34 мин (с ошибкой в 3 мин).
Чем больше мы узнавали о Савине, тем острее осознавали необходимость дальнейшего его исследования. Очень важно было попытаться максимально приблизиться к условиям наблюдения за Солнцем и Луной людьми того далекого времени, когда святилище функционировало с помощью тех же самых методов и из тех же точек. Такая возможность представилась только летом 1997 году — через 15 лет после начала изучения памятника.
Работа этой экспедиции на Савине была необычной. Мы тщательно копали участки по периметру старого раскопа в поисках его прежних границ, уточняя все буквально до сантиметра. Затем вновь разбили его на квадраты (2 х 2 м) для удобства фиксации, как это делалось в самом начале работ на памятнике. Затем на этой площади предельно точно наметили расположение рвов, столбов-мет, основных скоплений находок. Потом поставили и сами столбы — около 40. И уже после этого с найденных точек начали наблюдать восходы и заходы Солнца и Луны в дни, близкие к летнему солнцестоянию, а также проверять работу «солнечных часов» и многое другое. Так впервые мы стали смотреть на небо глазами древнего человека (впрочем, точки восхода Солнца за прошедшие тысячелетия сместились менее чем на 1°). И наши наблюдения не только подтвердили многие положения археолого-астрономических исследований прежних лет, но позволили сделать новые открытия. Они существенно дополнили представления об архитектуре святилища и его истории.
… Во время полевых работ взгляд археологов, как правило, прикован к земле — они стараются не пропустить ни одной находки и детали исследуемых сооружений и тщательно фиксируют их всеми возможными методами. И даже уходя с раскопок, редко поднимают голову, чтобы не пройти мимо еще каких-нибудь древних предметов, попадающихся под ногами. Потому нам ранее не удалось увидеть то, что нашли летом 1997 году. Успехом последней экспедиции на Савине мы считаем выявление и исследование двух валов времени функционирования святилища. Первый (мы назвали его «малым») длиной около 30 м и высотой до 0,5 м начинался на расстоянии 16-18 м к востоку от центра первого круга. Этот вал вместе с центральным и еще одним мощным столбом, а также скопления жертвоприношений во рву круга находились на одной линии, проходящей с востока на запад. Второй вал («большой») длиной 100 м и высотой до 1 м начинался в 150 м от центра второго круга и тоже протягивался по направлению восток-запад, составляя одну линию с рядом столбов второго круга, включая центральный. Следовательно, оба вала указывали направление на восход Солнца в дни равноденствий.
В это сначала трудно было поверить: валы в каменном веке, и для астрономических наблюдений?! Ведь до сих пор самые ранние подобные сооружения на территории нашей страны, по крайней мере в Поволжско-Урало-Сибирском регионе, были известны только на памятниках бронзового века (II тысячелетие до нашей эры). Да и то это были лишь остатки укреплений населенных пунктов (их открыли в 70-е годы).
Чтобы окончательно убедиться, что обнаруженные нами валы — искусственного происхождения и что они принадлежали святилищу, мы проложили через них траншеи. Изучая разрезы их стенок, мы проследили последовательность отложений различных слоев и выявили самые древние валы и ровики вдоль них, из которых строители когда-то брали землю для насыпи, остатки дерева, ямы от столбов и ямы со следами кострищ. Оба вновь открытых вала перекрыты теми же мощными речными отложениями, что и основные конструкции святилища. Это подтверждает их одинаковый возраст. Таким образом, нам удалось существенно дополнить представления об архитектурных особенностях Савина. Валы на втором («малом») и третьем («большом») этапах существования культового места сооружали для получения более точных, устойчивых и заметных линий визирования в наиболее важном для строителей (или служителей культа) направлении. Особенно это касается «большого» вала, более длинного и сравнительно удаленного от центра наблюдений, что позволяло точнее определить нужный азимут.
Кроме валов, в центральной части возвышения на Савине нами раскопаны ямы, заполненные углем; располагаются они полукругом (по-видимому, при дальнейших раскопках выявится и полный круг). Характер находок здесь совсем другой: лишь немногочисленные черепки ранней железной эпохи. Вполне возможно, что тут было еще одно святилище, выстроенное примерно через 2 тысячи лет после первого культового места, обозначенного рвами, и относилось оно, судя по керамике, к скифо-сарматской эпохе (вторая половина I тысячелетие до нашей эры). Какова же глубина человеческой памяти, если это место вызывает суеверный страх и в наши дни!
Сегодня Савин — уже не единственный памятник такого рода на зауральской земле. Несколько лет назад в километре от него, на таком же возвышении курганские археологи обнаружили и начали изучать сходное сооружение — Слободчики (руководитель М. П. Вохменцев). Небольшие целенаправленные раскопки экспедиции 1997 года подтвердили предварительные выводы: здесь, несомненно, находится площадка, очерченная кольцевым рвом, с земляночным сооружением в центре, ямами от столбов с костями жертвенных животных и следами многократного разведения огня во рву. Функционировало это святилище, судя по керамике, несколько позднее Савина. Весьма вероятно, что Слободчики возникли после того, как его предшественник попал в зону затопления. Не случайно новое святилище построили на более высоком месте (и поэтому тут нет следов речных наносов).
Савина принадлежал организованным охотничьим коллективам. Охота на лошадей здесь играла ведущую роль. Знание их повадок и биологических ритмов (благодаря уже существующему календарю) привели к приручению этих животных. Зауральская лесостепь вместе с южно-русскими и казахстанскими степями IV-III тысячелетие до нашей эры входила в ареал одомашнивания лошади.
Исследования показали: на этом святилище совершали обряды, преимущественно отражавшие годовой цикл чередования сезонов в промысловом календаре, по которому охотничьи общины строили основные этапы, ритм и образ жизни. Выполняли здесь и другие ритуалы. Особой формой отправления культа были коллективные жертвоприношения, сопровождавшиеся магическими обрядами — именно с ними связаны предметы, найденные у столбовых ям вместе с костями животных, и многочисленные кострища.
Основные церемонии проходили во время восхода Солнца и Луны, в дни, наиболее важные для природных циклов года. А значит, к светилам относились как к божествам. Вполне возможно, что некоторые столбы, отмечавшие точки восхода, могли играть роль символов божества и оформляться в виде примитивных изображений людей (идолов). В материалах раскопок зауральских памятников такие находки имеются. Ритуалами, вероятнее всего, руководили жрецы, хорошо знавшие все отмеченные на святилище солнечно-лунные направления и способные предвидеть многие астрономические явления в этих направлениях. Они также рассчитывали календарь.
Кто же были те, что строили Савин? Это один из самых трудных вопросов. По облику материальной культуры обитатели святилищ и его округи больше тяготеют к культурам северолесостепного — южно-лесного Зауралья, относящихся к финно-угорской группе, но по характеру оставленных сооружений и мировоззренческим представлениям — к индоиранским народам евразийских степей — лесостепей. В религиозных традициях последних главный объект поклонения — огонь. С ним они ассоциировали Солнце, культ которого был распространен у них с древнейших времен. В этой связи большой интерес представляют найденные во рву второго круга на Савине черепа двух погребенных — по определению антропологов, они относятся к южно-европеоидному типу населения.

Реконструкция наземных сооружений Савина на одном
из его участков
Раскопки 1983 г. Скопление находок – остатки жертвоприношений животных, сосудов, орудий – внутри первого круга у столба, ориентированного в направлении восхода Солнца в дни равноденствий
Рисунок сосуда (из раскопок 1983 г.), украшенного
наколами палочки с раздвоенным концом
(символы следов животных)
Топор, долото и наконечник копья (находки 1982-1983 гг.)

Впервые опубликовано: Потемкина, Т. М. Зауральский «Стоунхендж» / Т. М. Потемкина // Наука в России. Издание Президиума Российской академии наук, Министерства науки и технологии Российской Федерации. — № 4. — 1998. — С.8-15

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ thirty six = 37