Польские психологи против использования психологами теста Роршаха

Психологи, эти враги рода человеческого уже много десятилетий спорят о том, можно ли на основании того, что человек увидит в чернильном пятне, диагностировать его психическое состояние. Из-за теста Роршаха можно даже попасть в тюрьму на годы — если судебная экспертиза строится на его основе.

Проективный тест Роршаха
Пятна Роршаха — стимульный материал для теста

Перевод статьи из польского издания POLITYKA, посвященной этой проблеме.

Польские психологи против использования психологами теста Роршаха.

Значительная часть психологов считает этот тест псевдонаучным и опасным для испытуемых инструментом. Ведь проекционные тесты очень часто используются криминалистическими психологами, а также специалистами в Центрах семейной диагностики и консультирования, действующих от имени семейных судов. Их выводы могут повлиять на то, поверит ли суд, например, обвинениям в педофилии. Или на присуждение ухода за ребенком в случае развода родителей.

Герман Роршах, швейцарский психиатр, умер в 1922 году в возрасте 37 лет. Этот не слишком удачливый художник, который в конечном итоге занялся медициной, навсегда вошел в историю психологии. И это связано с его увлечением причудливыми изображениями, созданными из чернильных пятен. Оно заключалось в том, чтобы пролить чернила на лист бумаги, сложить его пополам, чтобы создать симметричные отражения пятен, иногда удивительной формы.

Герман Роршах, психоаналитик
Доктор Герман Роршах (1884-1922).

Роршаху пришла в голову идея: давайте дадим пациентам взглянуть на пятна чернил (тест Роршаха состоит из 10 листов с чернильными пятнами — пять черно-белых и пять цветных) и спросить, что они видят. И эти интерпретации, оцененные «специалистом», помогут достичь самых глубин его души.

Этот подход соответствовал духу популярного в то время фрейдистского психоанализа. Он должен был обнаруживать то, что предположительно было спрятано в человеческом подсознании. Некоторые сторонники теста чернильных пятен в середине XX века называли его «психологическим рентгеном».

Метод Роршаха принадлежит к большой группе так называемых проективных тестов. Первые из них были созданы еще в 19 веке. Они включают, среди прочих:

  • Тест «Дом. Дерево. Человек» (субъекта просят нарисовать дерево, и то, как он это делает, подлежит интерпретации психологом);
  • ТАТ — Тематический тест аперцепции (интерпретируется серия картин со сценами из общественной жизни);
  • Тест незавершенных предложений (анализируется окончания историй, которые дает респондент);
  • и другие.

Проективные тесты стали очень спорным методом почти с самого начала. Уже в 1965 году Артур Дженсен (Arthur Jensen), известный американский психолог из Калифорнийского университета, заявлял: «Скорость научного прогресса в клинической психологии может быть измерена на основе той скорости и убежденности, с которыми отбрасывают тест Роршаха».

Критика теста Роршаха
Один из плакатов акции протеста, организованной студентами и преподавателями факультетов психологии против использования теста Роршаха в диагностике.

Критические голоса появлялись все чаще и чаще, и, возможно, по крайней мере в США, метод швейцарского психоаналитика был бы в итоге маргинализован, если бы не американский психолог Джон Экснер (John Exner), который в 1970-х годах поставил перед собой амбициозную цель упорядочения и стандартизации интерпретации теста Роршаха. Благодаря так называемой Комплексной системе, разработанной им, тест должен был стать точным психометрическим инструментом, позволяющим объективно распознать все возможные черты личности.

Однако критика не прекратилась. Профессор Скотт Лилиенфельд (Scott Lilienfeld) из Университета Эмори в книге «50 великих мифов популярной психологии», пишет, что подавляющее большинство результатов теста Роршаха не имеют существенной связи с личностными чертами. Единственное, что он помогает диагностировать, это шизофрению и биполярное расстройство. Что не особенно удивительно, ибо люди, слышащие в своих головах, например, чужие голоса, вероятно, также замечают странные вещи и в чернильных пятнах.

Более того, если клинический психолог использует другие, более простые тесты, то система Экснера дополнительно снижает точность всего диагноза. Профессор Лилиенфельд также ссылается на эксперименты, в которых группа здоровых людей прошла тест Роршаха. У одной шестой из них была обнаружена шизофрения. «Как это ни парадоксально, эта чрезмерная тенденция приписывать субъектам патологические признаки, присущая тесту Роршаха, может быть причиной убеждения клиницистов в том, что этот тест обладает исключительной диагностической силой», — пишет Лилиенфельд.

Известная американская ученая и гуру психологических тестов проф. Энн Анастаси (Anne Anastasi) однажды сказала: «Единственное, что действительно раскрывает чернильное пятно, — это тайный мир человека, который его интерпретирует. Специалисты, используя его, говорят больше о себе, чем о респонденте».

В любом случае, в мире ежегодно проводится до 6 миллионов тестов Роршаха. Это один из самых популярных диагностических инструментов среди клинических психологов.

Профессор Дариуш Долинский (Dariusz Doliński) из польского Университета социальных и гуманитарных наук говорит: «Я знаю, что на непрофессионалов, которые делают вывод о личности человека, основываясь на том, что он увидел в чернильных пятнах, тест Роршаха может произвести колоссальное впечатление. Но люди, которые серьезно изучали психологию, должны знать, что до сих пор точно не известно, что именно измеряет этот тест. И измеряет ли он вообще что-либо, кроме оригинальности ассоциаций».

Результаты проективных методик не могут быть единственным основанием для формирования вывода о психическом и эмоциональном состоянии человека, — об этом рассказывают еще на первом курсе психологического факультета. Кроме того, трактовка зависит от видения, настроения и личности самого исследователя, поэтому априори не может быть объективной.

Нынешний польский учебник по психологии не уделяет тесту Роршаха даже одного предложения. Профессор Долинский является одним из двух редакторов этого учебника. По его словам, вместе с проф. Ян Стрелау он хотел написать учебник по научной психологии. Тест Роршаха к таковой не относится.

Как можно догадаться, сторонники проективных методов имеют совершенно иной взгляд. По словам проф. Михала Стасикевича (Michał Stasiakiewicz) из университета Мицкевича в Познани (в течение 20 лет он готовил психологов по системе Экснера и написал две книги о тесте Роршаха), проекционный тест для психолога — это всего лишь диагностический инструмент, так же как ультразвуковое сканирование для терапевта. Иначе нам не нужны были бы психологи, а только исследовательские лаборатории, читающие диагностический «результат».

Профессор Стасикевич пишет: «Я не знаю, является ли тест Роршаха, по мнению Экснера, «научным». Но благодаря его системе впервые в истории получены эмпирические данные, которые ограничивают возможность спекуляций. Мы обсуждаем его ценность в течение 20 лет и проводим исследования по его улучшению. Это так называемый инструмент идиографической диагностики — сознательной и бессознательной, а также когнитивные, эмоциональные, социально-структурные свойства и механизмы функционирования личности. И это не какой-то «психоаналитический рентген бессознательного». Критику теста американскими психологами проф. Стасикевич называет «молотом ведьм и инквизицией».

Профессор Богдан Завадзки (Bogdan Zawadzki) из Варшавского университета, специалист в области диагностики личности и психометрии, видит это несколько иначе:

«Если вы посмотрите на проекционные тесты в соответствии с современными стандартами, то они не очень хороши. Их интерпретация — скорее искусство, а не наука. С другой стороны, их широкое использование является результатом того, что психоанализ все еще пользуется популярностью среди клинических, но не академических психологов. Проекционные тесты могут также дать психологу возможность раскрыть некоторые глубокие секреты личности и быть устойчивыми к манипуляциям пациента. Но это впечатление иллюзорно на мой взгляд».

В Польше никто не собирает статистику, как часто клинические психологи используют проекционные методы. Д-р Барбара Гуйска (Barbara Gujska) из Польского общества психической гигиены нервничает: «Мы получаем документы о случаях, когда мнения были подготовлены на основе проекционных тестов. Я считаю большим скандалом в нашей системе правосудия то, что судебные психологи и сотрудники используют псевдонаучные инструменты. Ведь можно легко обвинить невинных людей!»

В отчете Центра по защите прав отцов и детей, подготовленном по запросу Фонда Батори в 2009 году, проанализированы методы, использованные для подготовки 81 вывода RODK (Семейного диагностического и консультационного центра). В 64% случаев они были созданы с использованием проективных методов. «Мы отчасти понимаем наших клинических психологов. В отличие от США, где у клиницистов имеется много надежных тестов, польские специалисты сильно полагаются на проективные тесты», — отмечает проф. Богдан Завадски. — «Это немного и наша вина, поскольку вы можете либо создать хорошие собственные диагностические инструменты, либо адаптировать американские».

Работа судебных психологов (которых в Польше около 900) была серьезной проблемой в течение многих лет. Ведь обоснования судебных решений строятся на основе мнений экспертов. Это особенно относится к делам детей.

«В США суд решает — согласно довольно четким критериям — является ли метод, использованный экспертом, надежным. В нашей стране выбор инструментов зависит только от психолога. Таким образом, судьи и участники дела обычно не имеют представления о том, на какой научной базе основывается диагноз».

Доктор Мария Куява (Maria Kujawa), член правления Краковской ассоциации судебных психологов Польши (SPSP), не видит необходимости включать в судебные отчеты информацию о сомнениях в отношении научной ценности диагностических инструментов, используемых психологом. Потому, что за содержание заключения отвечает только эксперт. SPSP также не видит необходимости информировать министерство юстиции о разногласиях относительно методов прогнозирования или решения этой проблемы. Ибо «у всех существует доступ к современной научной литературе».

Д-р Алисия Чередерецка (Alicja Czerederecka) из Института судебных исследований в Кракове также считает, что проекционные тесты все еще должны использоваться: «Тест Роршаха по системе Экснера соответствует основным методологическим критериям: измеримость, проверяемость и полезность для нужд суда». Тем не менее, она указывает, что система Экснера является наиболее сложным психологическим тестом: «Говорят, что хороший роршахист — это тот, кто использует его не менее 20 лет. Мне сложно оценить количество людей, которые используют систему Экснера в Польше, но я думаю, что их число не превышает сотни. Гораздо больше психологов используют так называемую Систему Пиотровского, которая мало отвечает условиям психометрии».

Аналогичное мнение высказывает проф. Богдан Завадски: «Лучшие специалисты, использующие тест Роршаха, ставят неплохие диагнозы, но «среднестатистические пользователи» вообще не должны обращаться к этому инструменту».

Доктор Чередерецка использует тест Роршаха вместе с другими инструментами — обычно это два опросника и один или два проекционных теста: «Только такой набор дает возможность получить надежный и полезный психологический диагноз для суда».

Чтобы доказать это, доктор Гуйска показывает судебную экспертизу известного сексолога и психиатра, подготовленную исключительно на основе двух проекционных тестов. Дело касается 67-летнего мужчины, обвиняемого в сексуальном насилии над ребенком в течение нескольких лет. В таких ситуациях обвиняемому грозит тюремное заключение, а там клеймо педофила означает самое дно тюремной иерархии — изнасилование, пытки, избиения.

Доктор Томаш Витковски (Tomasz Witkowski), психолог, связанный с ассоциацией Stop Manipulation и Польским клубом скептиков, комментирует: «Меня не удивляет мнение Ассоциации судебных психологов и психологов из Института судебной экспертизы. Эти люди создают довольно замкнутую среду, в которой используются проекционные тесты. Поэтому печально и опасно, что такое престижное учреждение и ассоциация, которая должна заботиться о качестве экспертной работы, стали сторонниками лженауки, вредной для людей».

А что об этом говорит крупнейшая организация психологов — Польская психологическая ассоциация (PTP)? «При исследовании подозреваемых и обвиняемых следует отказаться от использования проекционных тестов», — считает доктор Малгожата Теплиц-Виневска (Małgorzata Toeplitz-Winiewska), ее председатель. — «Таким образом психолог может нарушить право подсудимого на защиту. Однако я за то, чтобы использовать их в семейной диагностике, потому что они хорошо показывают эмоциональные взаимоотношения и их легче использовать, например, рисование в семье при обследовании детей.

Надо ли официально обратиться к судебным психологам, чтобы они прекратили использовать проекционные тесты? Определенно нет. Скорее, психологи и процессуальные органы должны быть обеспечены базовыми стандартами для вынесения заключений по судебным вопросам, — отвечает глава PTP. По ее словам, самое большее, что можно сделать — это обсудить в секции судебной психологии PTP принципы использования, преимущества и недостатки проективных методик.

Ситуация выглядит патовой. Министерство юстиции не может вмешиваться в методы, используемые судебными психологами, потому что это закон. Ассоциация судебных психологов не видит проблемы вообще. Польская Психологическая Ассоциация видит, но умывает руки.

Обвиняемым в судебных делах остается лишь надеяться, что около него не появится психолог, несущий под мышкой картинки с чернильными пятнами. Для этого Польский клуб скептиков, координирующий акцию протеста, организовывает открытые встречи и дискуссии о тесте Роршаха и связанных с ним диагностических инструментах. Польская Википедия опубликовала оригинальный шаблон патчей Роршаха, чтобы потенциальные субъекты исследования могли заранее узнать, как будут интерпретированы их результаты.

Первоисточник:

Co pan tu widzi? — testy psychologiczne do kosza

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

three + one =