Белокурые сибирские братья и сёстры европейцев: динлины, тесинцы, тагарцы…

Тесинцы (II в. до н. э. – II в. н. э.) не были поздним этапом скифской тагарской культуры, как считалось долгое время, а являлись носителями собственной культуры, сообщили исследователи СФУ. К таким выводам они пришли в результате двух лет раскопок древних курганов вблизи города Красноярска. Тесинцы имели свои особенные культурные черты и широкий ареал расселения, но имели связи со скифами-тагарцами Минусинской котловины.



Карта расселения тагарской и тесинской археологических культур в Енисейской Сибири (II в. до н. э. – II в. н. э.). Границы определены условно.

“Тесинцев можно выделить по ряду признаков. Прежде всего по коллективным погребениям, как мы считаем, родовым склепам. Характерны также грунтовые погребения вокруг кургана-склепа, использование гипсовых масок, их формирование на черепе умершего, создание мумий. Из тела удаляли мягкие ткани, делали гипсовую маску, раскрашивали ее в разные цвета”, – отметил старший научный сотрудник лаборатории археологии Енисейской Сибири СФУ Дмитрий Виноградов.
Он добавил, что для Енисейской Сибири отдельную тесинскую культуру выделил археолог Николай Кузьмин (1950–2021).
По словам Виноградова, с началом тесинской культуры в могильниках начинают появляться железные изделия, в то время как в тагарской культуре абсолютное преимущество было у бронзовых изделий. Также ярким признаком является уход на задний план скифских мотивов, присущих тагарцам. Так, вместо скифских оленей тесинцы изображали быков, более свойственных соседней цивилизации хунну. Это позволяет сделать вывод о том, что хунну и тесинцы были связаны между собой.
“Мы обнаружили абсолютно одинаковые по технике изготовления бронзовые кинжалы в разных, удаленных друг от друга поселениях, что свидетельствует об активном их взаимодействии”, – рассказала старший научный сотрудник лаборатории археологии Енисейской Сибири СФУ Ксения Бирюлева.
При этом эксперты отмечают разные техники погребальных обрядов тесинцев, отличающиеся по ряду признаков: возрасту, полу, социальному статусу и этническому происхождению умершего.
“У них в одной культуре, в одном памятнике, на одном кургане и в одной могиле могут быть разные погребальные обряды. Например, детей хоронили не как взрослых. Дети редко бывают в склепах, обычно мы находим их в грунтовых могилах. Различие зависит и от пола, как фиксируется в более поздних культурах. В таштыкской культуре, например, женщин сжигали, мужчин хоронили целиком. Это четко фиксируется. Мы не знаем, какие у них были верования с точки зрения религии, но это может зависеть от социального статуса разных семей. И они были, вероятно, разные по этнической принадлежности”, – рассказала старший научный сотрудник лаборатории археологии Енисейской Сибири СФУ Полина Сенотрусова.
Этническая составляющая тесинцев до недавнего времени оставалась загадкой. В китайских письменных источниках описаны три народа, проживающих в тот период в Саяно-Алтае – юэчжи, гяньгуни и динлины. Последние первоначально отождествлялись с европеоидными племенами тагарской культуры.
Известный исследователь Центральной Азии Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло (1860‒1936) на основе изучения китайских летописей в 1926 году описал характерные особенности динлинов: “рост средний, часто высокий, плотное и крепкое телосложение, продолговатое лицо, цвет кожи белый с румянцем на щеках, белокурые волосы прямые, но иногда и вьющиеся, нос выдающийся вперед, прямой, часто орлиный, светлые глаза”.
Новые данные, полученные археологами, позволяют усилить позиции в гипотезе Николая Кузьмина о том, что тесинцы – это динлины.
А согласно его работе “Генезис Саяно-Алтайского шаманизма по археологическим источникам” (1992) можно говорить о том, что динлины/тесинцы являются предками многих народов Евразии.
Ведь следы погребальных процессов, аналогичных тесинским, можно встретить в регионах Саяно-Алтая, Байкальском и Приуральском, где длительные контакты этих племен с финно-угорскими привели к заимствованию финно-уграми ряда слов, обрядов и представлений, а в свою очередь и к появлению пласта шаманистских верований в религиозных традициях Индии, Ирана и Скифии, отмечает в своем труде Кузьмин.
Таким образом, результаты исследования специалистов меняют представление на устоявшуюся европоцентричную картину мира.
Ученые СФУ продолжают работу с памятниками наследия тесинской культуры. Еще предстоит разгадать тайны, связанные с костными останками склепов, и узнать больше о загадочном народе и его традициях. По их мнению, находки сумеют нас удивить.
МОСКВА – РИА Новости.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
11 × 27 =