«Глас вопиющего в пустыне» — эпидемиолог против мер по борьбе с «пандемией»

Владимир Петрович Сергиев

Медицина лженаука. Особенно ясно это показало появление в человеческой популяции коронавируса SARS-CoV-2. Паникёры вожди многих стран и народов подхватили глупую мысль функционеров ВОЗ о «пандемии» этого заболевания. Врачи же, бездумно опираясь на стандарты «лечения» измышленные теоретиками от медицины, но не имея никаких реальных средств борьбы с этой инфекцией (впрочем, как и средств борьбы с другими болезнями: вирусами, раком, старостью, психическими дефектами личности, эндокринными дефектами, аутоиммунными дефектами, в общем, всем, с чем наивные люди, верующие в медицину, обращаются к врачам), стали безумно массово губить всех, кто попал им в руки. Нашлись, конечно, и среди врачей люди более или менее честно описавшие ситуацию, сложившуюся в результате действий вождей стран и народов «против» этого вируса. Один из таких врачей Владимир Петрович Сергиев — известный эпидемиолог, много лет занимавшийся разными эпидемиями, как в России, так и во многих странах мира, куда его приглашали как специалиста. В 2006 году он был удостоен премии Правительства Российской Федерации. Ниже краткое изложение Владимира Сергиева с консультантом «Медицинской Газеты» доктором медицинских наук Болеславом Лихтерманом.

Как появился в Китае новый вирус, получивший название 2019-nCoV или SARS-CoV-2, неизвестно. В конце прошлого года в городе Ухань — столице провинции Хубей — люди стали болеть респираторной инфекцией. Появились слухи о госпитальной летальности в 4-5%. Китай информировал ВОЗ о появлении новой болезни 31 января 2020 г., после того как 23 января (по приказу Си Цзиньпина) в Ухани был введен карантин. К марту заболевания прекратились, и китайцы уверовали, что именно 72-дневный карантин позволил «победить» вспышку. Это, конечно, неверно — несколько месяцев (с середины декабря до начала марта) — обычная продолжительность вспышки любой респираторной вирусной инфекции в одном городе.
Летальность от SARS-CoV-2 в городе Ухани составила 1,2%, а за пределами города в провинции Хубей, где не было карантина — 0,85%. Такие цифры сообщили в авторитетном журнале Nature Medicine китайские и американские исследователи. Это полностью согласуется с данными английских ученых-статистиков из Оксфорда, которые показали, что средняя летальность от новой инфекции в экономически развитых странах, где высока доля пожилых людей — 1,6%, а в развивающихся странах с преимущественно молодым населением — 0,8%.
Еще до введения карантина в Китае COVID-19 был завезен в страны Юго-восточной Азии, Западной Европы и США. Из-за появления больных в Западной Европе и слухов о высокой летальности SARS-CoV-2 ВОЗ 11 марта 2020 года без достаточных оснований объявила о пандемии и глобальной опасности. Сейчас эта организация отрицает факт объявления пандемии, говоря, что ее Генеральный директор только назвал ситуацию «похожей на пандемию».
После объявления пандемии в охваченных вспышкой странах Западной Европы без какого-либо анализа стали копировать «китайский способ» борьбы с коронавирусом, оправдывая карантины и даже закрытия производств якобы высокой летальностью нового вируса. Эти ограничения в силу низкого уровня доверия тамошнего населения к своим властям, соблюдались менее строго, чем в Китае.
Российские «власть и собственность предержащие», не раздумывая, без необходимого анализа эффективности, ввели чрезвычайные ограничительные меры в нашей стране по западному образцу. Так и появилось «коронабесие». В результате возникла ситуация, никогда ранее не происходившая в борьбе с эпидемиями. Вместо традиционных и эффективных «изоляции больных и отслеживания контактных», впервые в истории была сделана безумная попытка провести массовую изоляцию здоровых.
К началу марта стало достоверно известно, что новый вирус не обладает высокой летальностью. Однако это не поколебало ложные утверждения об «ужасной смертельности» нового вируса. Уже в марте был доказан низкий уровень опасности COVID-19 даже для наиболее уязвимой для любой заразы группы престарелых на примере круизного лайнера «Diamond Princess» в Японии. После появления заболеваний COVID-19 4 февраля на судне был введен карантин. Пассажиры (2666 человек) и команда (1045 человек) оказались в полной изоляции в каютах с единой системой вентиляции, не снабженной никакими фильтрами. Фактически это был эпидемиологический эксперимент по содержанию людей в «затравочной камере» (так на животных испытывают опасность патогена или газа). Средний возраст команды составлял 36 лет, а пассажиров — 69 лет. За 25-дневный карантин из 3711 «испытуемых» были инфицированы 712 (19,2%), из них умерли 14 (1,96%). Все умершие оказались пассажирами, то есть находились в группе, где должна наблюдаться максимальная летальность. У 331 (47% от числа инфицированных) не было выявлено никаких симптомов.
Позиция стран, которые на фоне всех известных данных о свойствах нового вируса внедрили сковывающие экономику и ограничивающие личные свободы граждан ограничения не поддается логическому объяснению.
На фоне «испуга лидеров» СМИ повсеместно стали проводить направленную пропаганду страха.
Если провести аналогию с содержанием запрещенного в СССР романа Джорджа Оруэлла «1984», то нетрудно увидеть, что современные СМИ превратились в оруэлловское «Министерство правды». Сегодня даже официальные СМИ не отражают действительность, а формируют её.
Последствия карантинов и всех прочих мер по борьбе с ковидом более тяжелые, чем сама болезнь.
Большинство стран, и Россия в их числе, пошли по пути силовых ограничений COVID-19. Только несколько стран смогли сохранить взвешенный подход к профилактике. Я считаю необходимым перечислить страны, которые не поддались всеобщему безумию: Белоруссия, Бразилия, Вьетнам, Коста-Рика, Куба, Ливан, Северная и Южная Кореи, Иран, Туркмения, Швеция. В эту же группу попадает и Япония, где, в соответствии с конституцией страны, власти не имеют права ограничивать права граждан, и в силу этого в стране был сохранен нормальный образ жизни.
Вспышка COVID-19 (я сознательно употребляю слово «вспышка», так как нигде в мире не был превышен эпидемический порог, составляющий 5% больных (именно больных, а не «здоровых носителей») от числа жителей) была отмечена практически во всех странах, как любая вспышка вирусной респираторной инфекции. Однако нигде в мире ограничения, призванные сдержать болезнь, не дали ожидаемого эффекта.
Если сопоставить кривые заболеваемости COVID-19 в странах, вводивших ограничения и даже локдауны, и в странах, сохранивших нормальный образ жизни, то мы не увидим никакой существенной разницы. Уже упоминавшийся Нобелевский лауреат М. Левитт проанализировал данные по 78 станам, в которых было зарегистрировано более 50 случаев ковида. Ни в одной из этих стран заболеваемость не развивалась по экспоненте, что доказывает невысокий эпидемический потенциал нового вируса.
Положение с избыточной смертностью в странах, где отсутствовали ограничения, было даже несколько лучше, чем в странах с ограничениями. Вероятно, за счет того, что удалось избежать части дополнительных смертей в группах больных с онкологией, инсультами и инфарктами, для которых сохранилась возможность оказывать своевременную необходимую медицинскую помощь, в отличие от стран, массово перепрофилировавших больницы «под ковид». Как сообщают СМИ в ряде стран, например, в Англии и Германии приходилось массово отменять плановые операции раковым больным или отказывать в медицинской помощи больным с инсультом и инфарктом в связи с отсутствием свободных больничных коек.
Точная структура избыточной смертности в нашей стране будет ясна только в конце года, когда будут собраны необходимые данные. На сегодня известны только данные за первое полугодие 2020 года Счетная палата сообщила о росте естественной убыли населения страны (превышение числа умерших над числом родившихся) за этот период по сравнению с аналогичным периодом 2019 года более чем на 30%, что в абсолютных цифрах составило 318 тысяч человек. Всего же за первое полугодие текущего года в стране умерли 1128 тысяч человек. Это на 5% больше, чем за тот же период в 2019 г. По данным Росстата среди всех умерших доля тех, у кого причиной смерти послужила коронавирусная инфекция, составила 2% или 22,6 тыс. A priori можно сказать, что за весь год умершие от коронавирусной инфекции составят единицы процентов.
Что определяет основную смертность и что определит избыточную смертность, как уже было сказано, станет известно только в конце года. Однако уже сейчас очевидно, что на эти показатели существенно не повлияет COVID-19. Вот какой анализ за первое полугодие представил по Санкт-Петербургу бывший руководитель здравоохранения в северной столице, а ныне депутат, доктор медицинских наук профессор Александр Редько. По его данным, смертность в городе выросла по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Но убыль населения была связана «вовсе не с COVID-19, а с резким ростом смертности от онкологии и сердечно-сосудистых заболеваний (смертность от всех видов пневмоний, что характерно для СOVID-19, наоборот, снизилась на 3,8%)».
Аналогичная картина наблюдается в Германии. Как сообщила газета «Суть времени», согласно данным из правительственных источников этой страны, борьба с COVID-19 привела к бОльшему числу смертей, чем сам коронавирус. От ограничения доступа к необходимой медицинской помощи в первую очередь погибали больные раком и инсультом. По оценке, дополнительные смерти составили от 5 до 125 тыс. человек.
При рассмотрении адекватности применяемых мер против COVID-19 нельзя обойти уже набивший оскомину вопрос о пресловутых масках и перчатках, ставших символом навязываемого обществу «перчаточно-масочных ограничений». В этой сфере, как ни в какой другой, связанной проблемой коронавирусной инфекцией, скопились откровенная ложь и невежество.
Я постараюсь быть максимально кратким. В 2009-2017 гг. в разных странах было проведено большое число контролируемых эпидемиологических наблюдений. Многочисленные обзоры опубликованы в авторитетных научных журналах. Ни в одном исследовании не было получено данных о каком-либо положительном воздействии постоянного ношения масок здоровыми людьми для предотвращения заражения вирусами гриппа и других возбудителей ОРВИ. Специалисты Центра по борьбе с болезнями в США (CDC) также подтверждают, что научных данных о снижении заболеваемости гриппом и ОРВИ при ношении масок нет.
Все попытки доказать, что вирус SARS-CoV-2 является каким-то исключением из группы обычных респираторных вирусов, и для нового вируса каким-то чудесным образом станет препятствием ношение масок, оказались несостоятельными. Поэтому в документе ВОЗ «Применение масок в контексте COVID-19» от 5 июня 2020 г. написано: «Применение медицинских масок персоналом, не занятым на работах в лечебно-диагностических и консультативных помещениях, не требуется […] В настоящее время отсутствуют прямые доказательства эффективности всеобщего и повсеместного применения масок здоровыми людьми в целях профилактики респираторных вирусных инфекций, в том числе COVID-19». Сомневающиеся могут почитать этот официальный документ ВОЗ на русскоязычном сайте этой организации.

Теперь о перчатках. В 1970-е годы было показано, что вирусы парагриппа 3-го типа могут передаваться между малышами контактным путем через игрушки, загрязненные выделениями из носа. Тогда же в НИИ общей и коммунальной гигиены им. А.Н. Сысина АМН СССР (ныне Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью ФМБА — Б.Л.) было в проведено изучение сохранности респираторных вирусов на поверхностях. Эти исследования проводили не только на традиционных респираторных вирусах (грипп, адено- и РС-вирусы), но и на нескольких видах коронавирусов. В своих исследованиях наши и иностранные ученые пользовались классическими методиками, позволявшими оценить не только длительность присутствия самих вирусных частиц на разных поверхностях, но и их способность заражать культуру клеток. Как показали эти эксперименты, наиболее долго (несколько дней) коронавирус может сохраняться на ткани (аналоге медицинской маски).
Исследования ученых 1970-х гг. разительно отличаются по смыслу от массово публикуемых современных результатов с использованием простой ПЦР-реакции, когда фиксируется только наличие фрагмента генома вируса на поверхности, что не дает никакой информации ни о сохранности самого вируса, ни, тем более, о его свойствах. Единственное исследование, подобное проводимым нашими соотечественниками в далекие 1970-е, было осуществлено итальянскими коллегами уже в 2020 г. также с применением классических методик и заражением культуры клеток Vero. Результаты были опубликованы в конце сентября. Итальянцы показали, что SARS-CoV-2 способен некоторое время присутствовать на «неодушевленных» поверхностях, но «риск заражения от таких контаминированных поверхностей в реальных условиях отсутствует». На этом, я полагаю, можно поставить точку в инсинуациях о необходимости принудительного ношения перчаток для предотвращения инфицирования «страшным ковидом».
Все приведенные материалы подтверждают уже многократно повторяемый мною постулат: необоснованная концентрация внимания исключительно на одной не очень опасной болезни приводит к избыточной гибели людей от других хорошо известных смертельных нозологий. Это указывает на пагубность для здоровья людей и экономики страны проводимых ограничений. В связи с этим хочется процитировать «златоуста» российской политики, премьер-министра Виктора Степановича Черномырдина: «Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся».
Эпидемиология не оперирует «волнами» и другими образами, более свойственными поэзии. Сейчас, как в и любой другой осенне-зимний период, регистрируется повышенная заболеваемость комплексом ОРВИ. Чрезвычайно опасно все респираторные заболевания считать проявлением коронавирусной инфекции. Не следует подвергать госпитализации бессимптомных лиц, у которых анализ показал присутствие фрагментов генома SARS-CoV-2. Надо планомерно не наращивать, а сокращать всяческие ограничения и сосредоточиться на реальных больных с любой патологией, требующих квалифицированной помощи, и не концентрироваться только на одной коронавирусной инфекции. Сложившуюся ситуации хорошо отражает печальный анекдот. «Если в первую волну врачи старались убедить пациентов в реальности ковида и его опасности, то во вторую волну пациенты пытаются убедить врачей в том, что существуют и другие болезни кроме ковида».
К сожалению, полная несостоятельность «силовых» мер борьбы с новой коронавирусной инфекцией не остановила правительства многих стран Западной Европы. С наступлением сезона повышенной заболеваемости ОРВИ эти страны одна за другой стали повторно вводить дискредитировавшие себя весной локдауны и ограничения. На этот процесс не повлияли даже призывы ВОЗ, изменившей свою риторику под давлением их очевидной неэффективности.
Новую «политику» озвучил специальный посланник ВОЗ доктор Дэвид Набарро.: «Мы не поддерживаем изоляцию в качестве основного метода борьбы с вирусом». Далее он сказал: «У изоляции есть только одно последствие — она делает бедных еще беднее», и призвал государства бороться с вирусом, не опираясь на карантины. Таким образом, сейчас ВОЗ рекомендует следовать примеру Швеции и других стран, которые не вводили ненужных ограничений и сохранили свою экономику и нормальный образ жизни.
Фактически ВОЗ признала, что жесткие ограничения и закрытие предприятий, объектов торговли, рекреационных и культурно-развлекательных учреждений не оказали существенного положительного влияния на здоровье людей в условиях вспышки коронавирусной инфекции. Выступление руководителя подразделения по новым болезням ВОЗ Марии ван Керкхове подтвердило, что на фоне ограничений фиксируется увеличение заболеваний раком и сердечно-сосудистой патологией. Более того, отвергая необходимость ношения масок и перчаток здоровыми людьми, Мария ван Керкхове прямо заявила: «По нашим данным, маловероятно, чтобы бессимптомный носитель передал инфекцию кому-то ещё. У нас ряд отчётов из многих стран. Там следят за бессимптомными носителями и не обнаруживают дальнейшей передачи».
Повторное введение осенью строгих ограничений и локдаунов, показавших свою неэффективность еще весной, вызывает недоумение. Как сказал А. Эйнштейн, «безумие — это повторение одних и тех же действий в надежде получить новый результат». В тоже время я не жду какого-то смягчения обременительных и непродуктивных ограничений. Продолжение запретов можно легко оправдать обычным «как на Западе», а отменить — это взять ответственность на себя, что для чиновника «смерти подобно». То, что в нашей стране «власть и собственность предержащие» пока воздерживаются от новых локдаунов связано с тем, что отечественная экономика может просто не выдержать подобного повторного удара. В России власти пока ограничились ужесточением неэффективного в принципе «перчаточно-масочного режима». Можно ожидать, что скоро вместо ставшего привычным предупреждения о вреде курения, в пока еще открытых и работающих кинотеатрах будет звучать: «Фильм содержит сцены с людьми без масок. Нахождение в общественных местах без маски опасно для вашего здоровья».
На этом фоне совершенно абсурдно выглядит официально озвученный запрет на проведение в Москве праздничных новогодних концертов и детских елок, но одновременное разрешение проводить аналогичные мероприятия в рамках «корпоративов» для состоятельных граждан. Это что: отражение «двоемыслия», «плюрализма в одной голове», или полное неверие правительства Москвы в какую-либо опасность коронавируса? В последнем случае инициированные городскими властями ограничения диктуются исключительно коммерческими соображениями.
Что касается более высоких цифр выявляемого осенью числа инфицированных по сравнению с весной, то весной в день делали не более 200 тысяч исследований на наличие генетического материала SARS-CoV-2 в мазках у обследуемых, и выявляли примерно до 8 тысяч инфицированных, а сейчас — более 600 тысяч анализов, то есть более чем в три раза больше, и поэтому выявляют около 20 тысяч инфицированных, то есть пропорция сохраняется или даже стала более благоприятной. Это одно из возможных объяснений. Для окончательного заключения надо обладать доступом ко всему массиву имеющихся данных.
Постоянно нагнетаемое СМИ ощущение страха и смертельной опасности породило среди населения многих стран, включая Россию «пандемию психоза». На головы простых людей постоянно «сыплются» непонятные цифры, подаваемые без какого-либо анализа и сопоставления. Все это направленно создает у людей чувство ужаса и неизбежной катастрофы. В результате реальность все больше заменяется в сознании людей виртуальной картинкой, извращенно отражающей окружающий реальный мир. Вся проецируемая СМИ информация, касающаяся COVID-19, носит выраженный негативный пугающий характер, вызывающий тревогу и способствующей развитию стресса. Постоянно в головы людей вдалбливается, что единственным спасением от смертельной опасности, которой в реальности не существует, является ношение масок и перчаток. В эфире полностью отсутствует взвешенное экспертное мнение, альтернативное насаждаемому сверху тотальному силовому давлению.
ВОЗ и международное сообщество психиатров констатируют, что в результате подобной практики СМИ повсеместно страдает психическое здоровье больших масс людей. Любые новостные передачи в СМИ начинаются с сообщения о новых десятках или сотнях умерших от коронавирусной инфекции. При этом сознательно замалчивается, что ежегодно в мире от других инфекций умирает более 17 млн человек. От сердечно-сосудистых болезней каждый год гибнет около 10 млн., от туберкулеза 1,6 млн., вирусного гепатита 1,34 млн. От пневмоний умирает почти 900 000 детей в возрасте до 5 лет. Поэтому деятельность мировых СМИ в 2020 году все больше напоминает орудие пропаганды, отточенное в ХХ веке в самые мрачные годы в Германии. В результате безудержной пропаганды ужаса и многомесячного пресса различных ограничений люди начинают ненавидеть людей. Это выливается в массовые, далеко немирные протесты в странах Западной Европы и Северной Америки, нередко сопровождаемыми смертями.
По мнению психолингвиста Татьяны Черниговской одной из главных проблем нашего времени является «огромное количество информации, выбрать из которой правду становится неразрешимой задачей», поскольку «фейки окружают нас повсюду».
Когда-то казался неумной шуткой прогноз группы психиатров, что в будущем может наступить состояние, при котором из-за искажающего реальность воздействия СМИ только 20% людей сохранят навыки критического мышления.
Тяжелую, но объективную характеристику сложившейся в России обстановке в отношении коронавирусной инфекции я обнаружил в статье историка и публициста Александра Елисеева в газете «Завтра» (№44, ноябрь 2020 г.): «Сейчас даже не столь важно, насколько опасен ныне «модный″ вирус. Можно до бесконечности повторять, что обычный грипп опаснее и губительнее. Главное, что коронавирус уже успел стать мифом. Точнее черным антимифом. И в этом качестве он успешно сживает человечество с лица земли, отправляя его в цифровое подземелье. Главное сейчас не сам вирус, а его образ. Он пугает людей донельзя, делает их управляемыми».
СМИ превратились в страшное и разрушительное оружие, точнее орудие, направленно разрушающее сознание людей. Они транслируют по всем доступным им каналам и сетям нужную им «картинку об ужасном и смертельном COVID-19». В рамках такой виртуальной картинки уже неважно, что происходит в действительности. Миллионы людей запуганы, деморализованы, лишены нормальной жизни. Подорвано доверие общества к экспертному знанию, так как любые официально транслируемые прогнозы «заказных экспертов» опровергаются реальностью бытия. Часть людей, сохранивших способность критического мышления, уже понимают, что свобода неограниченного доступа к информации с помощью СМИ и интернета полностью запутывает ситуацию.

Текст.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

sixty one − = 53