Как академики СССР искали снежного человека

Картинки по запросу Йети

В 1957 году мир взбудоражила вышедшая в Москве книга англичанина Диренфурта «К третьему полюсу», в которой пересказывались многочисленные истории о неуловимом человекообразном существе в Гималаях. Как эхо, пронеслись по стране многочисленные истории о том, что это человекоподобное существо может проживать в одном из глухих и малообжитых районов СССР, которых, надо сказать, хватало.

Слухи были настолько упорными, а истории настолько невероятными, что сбором и изучением сведений о загадке века занялась Академия наук СССР, в конце концов, подняв вопрос об отлове мохнатого привидения на самый высокий уровень.

В январе 1957 года в Москве на заседании президиума Академии наук в повестке дня значился один-единственный пункт: «О снежном человеке». В обсуждении помимо президента академии приняли участие известный физик-теоретик, академик Игорь Тамм, антрополог Михаил Нестурх и другие ученые с именем. Основной доклад делал главный инициатор поиска советского йети, историк и философ, профессор Борис Поршнев, выдвинувший версию, что йети вполне может обитать в горных районах советского Памира, а конкретно в двух малоизученных участках – бассейнах Сарезского озера и реки Мук-Су.

Ученые настояли на экспедиции, которая вскоре получила официальную лицензию АН СССР, а так же «зеленую улицу» на всем пути следования. Чтобы ученым никто не помешал, в местах следования экспедиции был даже введен временный запрет для других путешественников и альпинистских групп.

Комиссию возглавил ученый Обручев, его замами стали профессор Поршнев, морфолог животных Клейнберг и директор Памирской станции Станюкович. Вместе с группой антропологов и альпинистов рядовыми членами комиссии в экспедицию влились многие известные ученые «мужи» той эпохи. Всего – несколько десятков человек.

Дело оставалось за малым — получить санкцию высшего руководства страны. Докладную записку в ЦК КПСС отправил сам академик Несмеянов, глава Академии наук. Бумага попала в ЦК КПСС в феврале 1958 года и была встречена с пониманием и вскоре отдел науки ЦК, куда была спущена записка, дал добро на организацию памирской экспедиции. Условие было только одно – если «снежный человек» существовал, он непременно должен был стать советским.

Прибывший на Памир весьма представительной экспедиции были созданы все условия – район поисков оцепила армия, им дали лучших проводников из местных жителей и, самых опытных собак из элитного военного питомника.

Однако, несколько месяцев изнурительных хождений по труднодоступным памирским местам не дали ровным счетом ничего. Ученые вернулись с пустыми руками. Провал выглядел еще и потому обескураживающим, что про экспедицию уже раструбили «по секрету всему свету» – будучи уверенными в успехе.

В общем, получив отрицательный результат, власти страны комиссию свернули мгновенно, решив, что оснований предполагать в настоящее время существование на Памире «снежного человека» нет. А там еще и к руководству страной пришел Никита Хрущев, во всю эту и другую «галиматью» не веривший и критиковавший Академию наук за бессмысленность их работ.

После эпопеи с йети руководителю Академии наук Несмеянову, доселе крепко сидевшему в своем кресле, пришлось уйти в отставку.

Однако, людей, бредящих поисками йети и искренне верящих в его существование, с годами не уменьшается. Только на поиск этого неуловимого мохнатого существа денежки из бюджета теперь не выделяются и армия районы поисков не оцепляет

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *