Всемирный экономический форум в Давосе, его организатор, пандемия, цифровизация и зелёная энергетика глазами конспиролога… Брехня, конечно, но как похоже на правду…

Беда всегда приходит не одна. Сейчас на землян обрушились три беды: пандемия, цифровизация и зелёная энергетика. Они причудливо переплетены, и конспирологи поясняют, что авторы этих бед глобалисты. Вот что об этом пишет сетевой аналитик Александр Розов в изложении конспиролога скрытого за ником Нарушитель спокойствия.

*****

Не так давно сетевой аналитик Александр Розов рассказывал в своей публикации о Клаусе Швабе, которого называют и архитектором глобального миропорядка, и президентом тайного мирового правительства, и инициатором Четвертой Индустриальной революции, и автором некой «Великой Перезагрузки»…

Шваб родился в 1938 году в Германии и славится тем, что создал знаменитый «Всемирный экономический форум в Давосе».

Еще в 1971 году он организовал «Европейскую конференцию менеджмента», а затем, расширяя площадку, учредил фонд, который становится объединительной платформой для обсуждения глобальных проблем ведущими политиками, экономистами и интеллектуалами. В 1987 году это объединение было названо — Всемирный экономический форум (World Economic Forum).

Шваб смог дожить не только до запредельных выгод от своей площадки, но и до момента, когда мировая экономика обрушилась под тяжестью разработанного на ней и массово внедренного «дружелюбного фашизма». Подробнее об этом можно прочесть и в его интервью, и в книге «Четвертая промышленная революция».

Коротко эта концепция изложена в статье Роберта Хеда «Самоубийство Европы», в которой, в частности, говорится: «Причина проблем Европы с ее идентичностью таким образом заключается не в очередных волнах мигрантов и даже не в терроризме или разгуле нетолерантности. Это все лишь следствие. Проблема — сами европейские элиты, которые хотят сохранить власть и гарантирующую им доход модель экономического и социального развития. Их проект предусматривает управление эмоциями и настроениями людских масс при помощи лишения их национальной истории и самосознания. Он включает в себя взаимное отдаление разных групп, то есть разделение общества на сытый политико-бюрократический класс и обнищавшие широкие массы, превращенные в прекариат. Навязанная политкорректность — это попытка тоталитарной промывки мозгов, цель которой — исключить выражение самостоятельного мнения, то есть появление протеста против формируемой сверху реальности».

Розов отмечает, что идея принудительного торможения НТР и построения нового фашизма витала в воздухе примерно с 1962-го. Если бы не Шваб, то кто-нибудь другой продал бы олигархии публичную пристойную площадку для соответствующего обсуждения и согласования плана-графика мероприятий. Нефтяной сговор 1973-го в Аравии и эмиссионный сговор 1976-го на Ямайке все равно состоялись бы (точное время и место тут не сыграли бы принципиальной роли). Попытка построения цифрового концлагеря – также все равно бы состоялась. Об этом свидетельствует первенство Континентального Китая в данном вопросе – при том, что вполне тоталитарным пекинским властям не требуется даже пристойность). Финальный аккорд деградации – попытка глобального контроля массового сознания через иллюзию всемирной катастрофы – тоже состоялась бы и без бизнеса Шваба. Как мы видим, инициатором этого аккорда, оказался, опять-таки, Континентальный Китай, а Запад лишь подхватил этот аккорд. Сам этот самоубийственный аккорд тоже стал скучным, банальным, и в значительной мере предсказуемым даже по форме. Спецоперация «Великий карантин» направленная на спасение некоторых структур абсурдной глобальной системы предсказуемо стала экономическим суицидом. Банальный скучный спектакль, который нам придется смотреть до финала, потому что мы тут живем.

Теперь же Розов обращает внимание на «последний сюрприз» Клауса Шваба, который только что издал книгу «COVID-19: великая перезагрузка». Вкратце: Клаус Шваб фактически объявил, что пандемия COVID-19 это операция прикрытия для захвата мирового господства — финансово-цифровой хунтой с ним во главе. Этакий супер-путч с построением Глобального Цифрового Концлагеря.

Поясняю эту гипотезу.

Мы не знаем точно, по какому сценарию развивалась ковидная афера, в каком порядке в нее затягивались политические и финансовые элиты государств G20, на что расчитывал кажый из затянутых. Возможно, в начале аферы речь шла об эмуляции Мировой войны — как традиционного инструмента списания глобальных долгов, или о чем-то в таком роде. Возможно, предполагалось по-быстрому сделать это, и к лету закончить шоу, объявив о победе цивилизованного человечества над демоническим коронавирусом.

Но, так или иначе, расчеты оказались ошибочными. Искусственно нагнетаемый ужас и «Великий карантин» оказалось невозможно прекратить. К осени 2020 стало ясно, что мир будет стремительно проваливаться в нищету. Что западный Золотой миллиард и восточные миллиардные империи будут погружаться сначала — в социально-экономическую апатию, затем — в хаотические мятежи и войны. Что глобальная экономика будет разорвана в клочья.

И что настанет момент, когда ковидно-карантинная афера рассыплется сама собой, после чего придется назначать виноватого.

В общем: надо готовиться к новому Нюрнбегскому процессу, чтобы, как тогда, на виселицу попали только несколько второстепенных фигур.

И вот тут Клаус Шваб решается на авансовое самопожертвование — публикует книгу, в которой объявляет «Великий карантин» — геополитической аферой, а себя — главным идеологом этой аферы, кем-то средним между Иоахимом Риббентропом и Альфредом Розенбергом. Он старый, ему все равно. В смысле: может, он по какой-то причине уверен, что не доживет до Ковидного Нюрнбергского процесса, а мертвого не накажут, даже если очень захотят…»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

five + = 11