Зримые черты «глубинного государства»

Картинки по запросу театр марионеток

Глядя на истерию и демонизацию России и ее президента Путина, любой здравомыслящий человек может только удивляться … «Почему все это происходит? Неужели он действительно заслуживает этого?».

Свидетельством этого стало возмущение по поводу встречи, которую он недавно провел с Трампом в Хельсинки. Власть имущие надеялись на усиление конфронтации, а не на цивилизованную дискуссию. В результате президент Трамп подвергся резкой критике за то, что был слишком дружелюбен, что снова «доказывает» существование иной подлинной причины для расследования Мюллера. Помимо Дональда Трампа, реальной целью расследования ФБР является Владимир Путин и то, что он продвигает — мирное сосуществование.

Так что происходит на самом деле?

Очевидно, что Путин создает угрозу для самых могущественных кланов – если хотите, которые назначают верховных правителей, всегда оставаясь в тени Имперского трона. Эти шулеры всегда разделяли и властвовали –на протяжении многих веков. Всегда идет одна и та же игра: Разделяй и Властвуй. Чтобы укрепить власть и предотвратить бунты, они всегда стравливали друг с другом различные группы среди низших слоев населения. Вместо того, чтобы восстать против «Них», манипулируемые ими массы убивают друг друга.

Это же происходит и на международном уровне. «Они» сеют вражду между странами, чтобы устранить любую конкуренцию, бросающую вызов «Их» власти. Если надо, то ради этого будет объявлена война, оправданная сфабрикованными доказательствами и пропагандой очередного «Великого похода».

Однако Путин слишком умен. Он предлагает добрую волю всем народам, даже если те относятся с враждебностью к России. Чтобы начать спор, нужны двое, но Путин никогда не спорит. Он приводит свои доводы, как если бы он был профессором философии. Убедительно. Логично.

Это идет в разрез с тем, что хотят «Они». С его стороны это чистый даосизм и конфуцианство. В Путине можно отметить преданного поклонника восточной философии. Он, без сомнения, читал Лао-цзы, который сказал — если можно перефразировать — «лидер должен быть как дерево, которое сгибается, но не ломается».

Вот почему Путин выводит из себя русских националистов — он не слишком сопротивляется многим провокациям — от Грузии до Украины и санкций. Они говорят, что Путин бесхребетный … Нет, он гибкий.

Вторая важная вещь по поводу Путина заключается в том, что он был и остается выходцем из спецслужб. Имеется в виду, его моральный компас. Спецслужбы, в том числе старый КГБ, набирали не только самых толковых, но и высокоморальных людей. Не потому, что они заботились об этической стороне вопроса, а потому, что знали, что морально слабые кандидаты будут подвержены соблазнам, предлагаемым другой стороной. Будучи человеком с характером, Путин не может быть кем-то куплен или иным образом искушен, и это вызывает у «Них» ярость.

«Они» постоянно используют послушные СМИ, чтобы очернить его, обвиняя в том, что он бывший агент КГБ и, следовательно, коварен, беспощаден и склонен к шпионажу. Никто не может доказать, что он фактически вмешивался в американские выборы, но это, наоборот, показывает, как они говорят, насколько он дьявольская натура! Отсутствие доказательств стало неопровержимым доказательством.

В-третьих. Владимир Путин по-настоящему православный. Почему это важно? Как когда-то писал великий русский православный писатель Достоевский: самой большой проблемой и опасностью в мире является Разделение. Антидотом этой духовной болезни является «Соборность» — единство.

Этим можно объяснить, почему из месяца в месяц в Москву приезжает множество иностранных сановников. Соперники и враги приходят к тому, кто может их примирить и объединить. Путин даже пытается вовлечь в это Израиль. «Они» действительно ненавидят его за это.

В конце концов, Израиль является ключом к поддержанию Разделения Ближнего Востока. В дело Разделения и войны было вложено очень много денег.

«Глубинное государство» состоит из многих компонентов, которые работают согласованно. Один из них  — ФБР — в настоящее время дает понять, что Владимир Путин является их «общим врагом №1». По крайней мере, они действуют последовательно.

Отсюда…

См. здесь здесь, здесь и здесь

*********

Подавляющее большинство американцев считают существование глубинного государства реальностью. Думаю, что они в данном случае действительно объективно оценивают ситуацию, несмотря на крайне невысокий образовательный уровень среднестатистического американца. В значительной степени они повторяют то, что озвучил ещё в период предвыборной кампании Дональд Трамп. Понятие «глубинное государство» появилось не так давно, в начале текущего десятилетия. Сначала оно использовалось в достаточно узком кругу политологов, социологов, конспирологов. А Трамп вынес это словосочетание на широкую аудиторию, и именно благодаря действующему президенту сегодня американцы уже привыкли к этому термину. Как они его понимают — это уже другой вопрос.

Конечно, глубинное государство не является какой-то сенсацией. Достаточно, скажем, полистать дневники американского президента Вудро Вильсона, который в конце декабря 1913 года подписал закон о Федеральном резерве. Через некоторое время до президента дошло, что он натворил. И в дневниках он как раз писал об этом самом глубинном государстве, которое фактически легализовал.

Глубинное государство представляет из себя некий айсберг, большая часть находится под водой и невидима. Есть верхняя часть айсберга, она называется Федеральная резервная система. Об этом писали в своих дневниках и воспоминаниях или об этом говорили и те, кто вспоминал американских президентов, и Джон Кеннеди, и Франклин Рузвельт. Наверху в ГГ находятся денежные мешки, хозяева денег. А на службе у них находятся силовые ведомства, спецслужбы. Именно такая иерархия: есть хозяева и есть те, которые обслуживают хозяев. Примитивно говоря — ФРС выше ФБР, ещё бы. Другое дело, что тот же Трамп предпочитает бодаться с ФБР, но не с ФРС. Конечно, он зацепляет и ФРС, но не по принципиальным вопросам, а, скажем, по таким менее важным темам, как ключевая ставка.

А если совсем глубоко копать, то в Европе глубинное государство появилось раньше — это иллюминаты и масоны. Можно вспомнить и правду о наших отечественных декабристах.

В.Катасонов, газета «Завтра»

************

Выражение Deep State (глубинное государство) укореняется в политическом лексиконе Америки, но реальность, которая за этим стоит, не имеет чёткого определения. Этим выражением обычно обозначают некий бюрократический Голем, конгломерат представителей военных, финансовых, разведывательных структур; это закулисная сеть, или государство в государстве, обладающее силой навязывать решения законным органам власти, а чаще подменять их.

Родилось, однако, это выражение не в США, а в Турции. Глубинным или параллельным государством (Derin devlet) в Турции называют влиятельную коалицию представителей спецслужб, армии, судебной власти и мафии. О глубинном государстве заговорили, когда это выражение использовал Бюлент Эджевит, несколько раз занимавший пост премьер-министра Турции в 1970-х годах. Американский эксперт по вопросам безопасности, бывший аналитик АНБ Джон Шнидлер пишет в журнале Observer, что Derin devlet означало группу военных и разведчиков, которые своими закулисными действиями поддерживали курс Кемаля Ататюрка, воюя с исламистами и курдскими сепаратистами средствами подрывных операций, насилия, пропаганды.

Механизмы американского глубинного государства были описаны в фундаментальной монографии профессора Университета Тафтса Майкла Дж. Гленнона National Security and Double Government (2015), основанной на опубликованном в июле 2010 года расследовании журналистов The Washington Post «Совершенно секретная Америка». Возглавляли расследование репортёр Дана Прист, лауреат Пулитцеровской премии 2008 года в самой престижной номинации «Служение обществу», и обозреватель Уильям Аркин. Всего над этим проектом, который финансировался Центром права и безопасности Юридической школы Нью-Йоркского университета, работали больше 20 журналистов.

Предметом расследования была эволюция системы национальной безопасности США после 11 сентября 2001 года. За десяток лет в США выросли совершенно секретные города, даже целые территории, образующие глубинное государство. В этой «совершенно секретной Америке» расследователи обнаружили 1271 правительственную организацию и 1931 частную компанию; общее число их сотрудников определить не удалось, но выяснилось, что свыше 850 000 человек имеют там доступ к информации под грифом «совершенно секретно», и примерно треть из них – сотрудники частных компаний.

Журналисты The Washington Post обнаружили целый «антитеррористический» кластер в окрестностях Вашингтона, где на территории военной базы Форт Мид расположилось Агентство национальной безопасности (АНБ) и ещё 80 секретных агентств и организаций. По оценке издания, подобный кластер вкачивает в экономику региона около $10 млрд в год. Всего на территории США журналистам The Washington Post удалось обнаружить ещё три таких «закрытых города». Несмотря на их масштабы, о секретных городах мало кому известно. Как правило, на ведущих к ним дорогах нет указателей, дома и улицы могут не иметь названий. О приближении к таким городам можно узнать, когда GPS-навигатор начинает себя странно вести, искажая данные о расстоянии до объектов, предлагая нелогичные маршруты объезда.

Расследование The Washington Post было не единственной попыткой проникнуть в тайный мир глубинного государства Америки. Военный аналитик Майк Лофгрен, тридцать лет проработавший в бюджетных комиссиях Конгресса США, в конце концов проникся отвращением к тому, что творится в американских коридорах власти. Он покинул Капитолийский холм, вышел из Республиканской партии и написал книгу The Party Is Over: How Republicans Went Crazy, Democrats Became Useless and the Middle Class Got Shafted («Игра окончена: как республиканцы сошли с ума, демократы стали бесполезными, а средний класс был обманут»). Книга увидела свет в 2013 году.

А в 2014 году Майк Лофгрен опубликовал эссе «Анатомия глубинного государства» (Anatomy of the Deep State), в котором попытался определить глубинное государство как гибрид корпоративной Америки и структур национальной безопасности. Летом 2017 года в одном из интервью он ещё раз повторил свои основные выводы:

«Речь идёт о том, что спрятано у всех на виду. Это то, о чём мы знаем, но не можем связать факты воедино… Все знают Уолл-стрит и их бесчинства… Они высасывают деньги из страны, как только могут. И в их руках управление, корпоративное и политическое… Это важнейший вопрос нашего времени… проходящий сквозь историю трёх последних десятилетий… И кажется, никто не связывает исчезновение нашего конституционного государства с этим другим [глубинным] государством, действующим по неконституционным правилам и без ограничений со стороны тех, кем они управляют».

Лофгрен перечисляет государственные и корпоративные структуры Америки, которые, с его точки зрения, взаимодействуя, и образуют тот закулисный симбиоз, какой являет из себя Deep State:

«Исполнительная власть. Все правительственные спецслужбы. Пентагон. Система национальной безопасности. Госдепартамент. Казначейство, в силу его симбиоза с Уолл-стрит… Небольшая часть судебной системы, так называемые надзорные суды внешней разведки…. Недостаточно сказать – Уолл-стрит, или военно-промышленный комплекс, или Кремниевая долина, или корпорации. Это симбиоз всего этого».

К глубинному государству Лофгрен относит также несколько ключевых федеральных судебных судов, таких как Окружные суды Восточного округа Вирджинии и Южного округа Манхэттена, где проводятся конфиденциальные разбирательства дел, касающихся национальной безопасности. Вероятно, сегодня Лофгрен причислил бы к структурам глубинного государства и Федеральный суд штата Монтана, который 8 ноября решением судьи Брайана Морриса заблокировал проект нефтепровода Keystone XL: указ о возобновлении этого строительства Трамп подписал сразу же после того, как стал президентом США, и после того, как в 2015 году Обамой был наложен запрет на строительства нефтепровода. «Принятое судьёй решение было политическим. Я думаю, что это позор, – заявил Трамп журналистам 9 ноября. – 48 000 рабочих мест. Я это одобрил». По оценке Государственного департамента США, Keystone XL может обеспечить 42 тысячи рабочих мест во время строительства и 35 тысяч постоянных рабочих мест впоследствии.

Обещанием подать апелляцию на запретительный вердикт федерального судьи Брайна Морриса Дональд Трамп начинает новый раунд в схватке с глубинным государством Америки. Способа избежать этой схватки у него нет: по словам бывшего главного стратега Белого дома Стивена Бэннона, глубинное государство представляет прямую угрозу президентству Дональда Трампа. См.\/

В любом крупном государстве, высший бюрократический аппарат, а тем более банкиры и владельцы корпораций, в общем, мало интересуется мыслями и идеями официальных представителей власти, пока пока эти самые представители власти не пытаются управлять этими структурами или вести самостоятельную политику. То есть в крупных государствах всегда есть глубинное государство. Что в этом удивительного?

Похожие статьи

1 Комментарий

  1. Pingback: О «глубинном государстве» в США Борис Гулько — Вокруг Света

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *