Физика — наука или лженаука?

Физические теории условно разделены на прикладные (инженерно-технические) и фундаментальные(естественнонаучные).

Прикладные теории и эксперименты способствовали появлению удачных открытий и изобретений. На их основе достигнуты блистательные успехи современного научно-технического прогресса, поэтому, когда говорят о кризисе физики, то имеют в виду фундаментальные теории, которые должны отражать качественное содержание природы — устройство и принцип действия объектов и механизмов природы.


Основоположники современной теоретической физики не знали, какими должны быть теории и как их получить. Они были идеалистами и проблемы решали по-дилетантски:

  • при разработке теорий прибегали к догадкам и вымыслам;
  • в теориях отражали не причины тяготения и отталкивания, а следствия;
  • подменяли «нехорошие» явления природы воображаемыми якобы эквивалентными явлениями и разрабатывали теории этих воображаемых явлений;
  • прибегали к логическим спекуляциям — разрабатывали новые теории на основе ранее разработанных;
  • расчленяли природу на части по виду изучаемых объектов и методов изучения, и строили физическую картину мира из несовместимых компонентов;
  • подгоняли природу под теории.

Плюс ко всему, физики совершали ошибки при истолковании явлений природы и результатов экспериментов.


Математики, проникавшие в физику, и вовсе были дилетантами (Клавдий Птолемей, Ньютон, Эйлер, Максвелл, Эйнштейн, Планк, Ландау и др.). Физическими теориями они называли математические модели, каковые не отражали и не могли отражать устройство природы. Изобретать малопонятные формулы оказалось легче, чем изучать природу, поэтому физику превратили в прикладную математику (математическую физику), и объектами изучения стали математические абстракции.

«Они делали правильные выводы, но вместе с тем не понимали стоящей за ними физической реальности.» (Е. М. Кляус. Поиски и открытия. — М.: Наука, 1986.)

Этот недостаток теорий математики «исправляли» объективизацией (материализацией) математических абстракций:

  • назвали реальными объектами «время», четырёхмерное пространство-время, трёхмерное пространство, энергию, потенциальную энергию поднятого тела, магнитные силовые линии, электрические заряды элементарных микрочастиц и т.д.;
  • из векторных полей сил тяготения «получили» физические поля (создано до 12 полей);
  • создали волны (?) и кванты (?) этих полей;
  • из сцепленных синусоиды и косинусоиды «получили» поперечные электромагнитные волны (логика тут проста: когда электрическая синусоида проходит через ноль, магнитная косинусоида достигает максимума, поэтому энергия не исчезает, и закон сохранения энергии якобы не нарушается);
  • волны электромагнитного поля отождествили с воображаемыми микрочастицами — фотонами и электронами, летающими в пустоте (корпускулярно-волновой дуализм микрочастиц);
  • и т.д.

Эту откровенную фальсификацию научных знаний прирученные философы назвали «новой диалектикой, созданной самими физиками», а сами физики (А. Б. Мигдал. Квантовая физика) разделяли на диалектику Эйнштейна, диалектику Бора и т.д.


Революция в физике на рубеже 19 — 20 веков на самом деле была не революцией, а латанием дыр, и базировалась на ошибочных идеях Макса Планка, Альберта Эйнштейна и Нильса Бора.

Когда «отец» квантовой гипотезы Макс Планк решил исправить свои ошибки, было уже поздно. По ложному пути уже устремились легионы физиков, жаждущих славы первооткрывателей. Кванты мерещились им повсюду, даже в пустоте.

«Кризис, в котором находится сегодня физическое мировоззрение, по своей глубине и остроте превышает все предыдущие. Кризис углубляется еще тем, что он наступил в момент, когда казалось, что физическая наука достигла высшей степени совершенства… Создавшееся ныне состояние теории, исполненное пробелов, стало невыносимым для каждого настоящего теоретика… Когда все это прояснилось, Планк дрогнул, смешался. Сложилась беспримерная в истории науки ситуация: подарив миру великую гипотезу, ее творец, устрашившись масштаба последствий, начал всячески противодействовать тому, чтобы она укоренилась в науке.» (Е. М. Кляус. Поиски и открытия. — М.: Наука, 1986.)

«Планк стремился уничтожить пропасть, возникшую между классической и квантовой физикой, или хотя бы перебросить мост между ними. Он потерпел неудачу…» (Макс фон Лауэ). 

Эйнштейн «отменил» тяготение, заимствовав эту идею у Ньютона. (Ньютон пытался объяснить тяготение тем, что плотность эфира у поверхности Земли меньше, чем в космосе, поэтому свободно падающие тела как бы всплывают по закону Архимеда. Однако ему не удалось объяснить, каким образом планеты преодолевают сопротивление эфира.) Эйнштейн «искривлял» пустоту и вскоре понял, что градиент плотности пустоты и геодезические линии в пустоте — это абсурд. После этого он тридцать лет пытался объединить и искривить гравитационные и электромагнитные поля, но успеха не достиг: механизмы гравитационных и электромагнитных взаимодействий остались необъяснимыми.

Нильс Бор, подгонявший под природу планетарную модель атома, не смог объяснить вечное движение электронов. Замена электронов электронными облачками и электромагнитными волнами ни к чему не привела — применить эту модель для объяснения устройства атомов, молекул и кристаллов не удалось.


Во второй половине 20 века физика как наука о природе окончательно деградировала и оказалась в руках американских математиков (об этом – Ли Смолин Неприятности с физикой: взлёт теории струн, упадок науки…).


Неприятности бывали и раньше. Из-за недостатка информации о природе физика топталась на месте почти два тысячелетия и, по сути, агонизировала, в том числе не без помощи «святой инквизиции».


На основе этих «фундаментальных» теорий были разработаны небесная механика, астрофизика, геофизика, электродинамика, квантовая механика, химическая физика и т.д. Полученные результаты физики переносили в природу, подгоняя её под теорию.


Великие физики были первопроходцами и (одни из лукавства, другие по недомыслию, третьи из лучших побуждений) занимались, по сути, фальсификацией научных знаний. В итоге они создали свой собственный воображаемый мир и подавали эту «физическую реальность» как результаты научного познания природы, в то время как реальные явления остались не изученными.


Не все физики признавали теории за истину. Об этом свидетельствуют противоречивые оценки итогов науки:

  • академик С. И. Вавилов так оценил итоги науки в своей книге «Исаак Ньютон»«Тяготение вместе со многим иным в новой физике остаётся малопонятным в обычном смысле слова»;
  • в книге А. Б. Мигдала «Поиски истины» теории представлены как высшее достижение человеческого разума;
  • в книге Я. Б. Зельдовича и М. Ю. Хлопова «Драма идей в познании природы» авторы, кажется, намекали на свою тяжкую долю и упрекали «строптивую» Природу, не желавшую подчиняться разработанным теориям;
  • в книге «КЭД  странная теория света и вещества» знаменитый американский физик-теоретик Ричард Фейнман развенчал все теории, включая свою собственную, отмеченную премией Нобеля: «Тяготение не удалось связать с законами движения… Его нельзя объяснить никакими другими явлениями… Квантовая физика — это чудовищная неразбериха… Никто не понимает, почему так устроена природа… Для объяснения устройства природы хороших теорий нет…» 
  • ещё цитаты от Фейнмана: «Электрон — это теория, которую мы используем; он настолько полезен для понимания того, как работает природа, что мы почти можем назвать его реальным». «Эта хвалёная теоретическая физика — сплошное надувательство».
P. S.  «Когда система заблуждений преподносится под видом научной теории, её называют лженаукой» (А. Б. Мигдал. Отличима ли истина от лжи?). 

Комментарии излишни?

Увы, представители старшего поколения советских физиков (Я. И. Френкель, В. А Фок, И. Е. Тамм и др.) не сумели отличить ложь от истины. Они скомпилировали псевдонаучные теории Эйнштейна, Бора, Планка и Ко и направляли своих учеников по ложному пути. 

,,,

По Юрию Кузичеву 

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *