Солнце влияет на процессы на Земле вовсе не в соответствии с выдумками теоретиков.

Ефрем Фишбах (Fischbach), профессор физики в Пердью, хотел использовать скорость радиоактивного распада нескольких изотопов в качестве возможного источника случайных чисел, генерируемых без участия человека. (Кусок радиоактивного цезия-137, например, может распадаться с постоянной скоростью в целом, но отдельные атомы в пределах единого периода будут распадаться по непредсказуемой, случайной схеме. Таким образом, счетчик Гейгера, помещенный рядом с цезием, может быть использован для генерации случайных чисел).

Когда исследователи упорно работали перед опубликованием данных по конкретным изотопам, они обнаружили расхождение в измеренных скоростях распада! Это ведь странно для предполагаемых физических констант.

Проверяя данные, собранные в Брукхейвенской национальной лаборатории на Лонг-Айленде и Федеральном физико-техническом институте в Германии, они обнаружили, что долгосрочные наблюдения за скоростью распада кремния-32 и радия-226 показывают небольшие сезонные вариации. Скорость распада зимой была чуть-чуть быстрее, чем летом.
Было ли это колебание реальным, или это был просто сбой в оборудовании, используемом для измерения распада, на которое повлияла смена времен года, с соответствующими изменениями температуры и влажности?

«Все думали, что это должно быть связано с экспериментальными ошибками, потому что мы все воспитаны верить, что скорость распада является постоянной», — сказал Старрок.

Но 13 декабря 2006, само Солнце предложило важнейший ключ, когда солнечная вспышка направила поток частиц и излучения к Земле. Инженер-ядерщик Джери Дженкинс из Университета Пердью, при измерении скорости распада марганца-54, короткоживущего изотопа, используемого в медицинской диагностике, заметил, что скорость немного упала во время вспышки, снизившись примерно за полтора дня до нее.

Дальнейшие наблюдения показали, что изменения скоростей распада радиоактивных элементов находились в синхронизации с эллиптической орбитой Земли.

Петр Старрок, почетный профессор Стэнфордского университета по прикладной физике и специалист по внутренней работе Солнца дал совет специалистам Пердью: Ищите доказательства того, что изменения в радиоактивном распаде на Земле зависят от вращения Солнца.
В этом плане исследователи обнаружили, повторяющийся узор из 33 дней. Это было непонятно, ведь скорость вращения поверхности Солнца около 28 дней. Так как собственное объяснение этих исследователей связано с верой в существование термоядерного синтеза и нейтрино, и они верят, что процессы термоядерного синтеза максимальны именно в ядре Солнца, то, по их мнению, ядро Солнца должно вращается медленнее, чем поверхность. (Правда что заставляет их нейтрино из ядра вылетать преимущественно в одну сторону, вряд ли они смогли бы объяснить.)

Реально, конечно, вопрос остался без ответа. Теоретики, выдумавшие нейтрино не придумали, как нейтрино могут взаимодействовать с радиоактивными веществами, чтобы изменить скорость их распада. Поэтому Старрок не стал утверждать, что тайная частица именно нейтрино, «Это должно быть что-то, что мы не знаем, неизвестная частица, которая также испускается Солнцем, и она оказывает определенное влияние, и это еще более восхитительно!» – сказал он.

Конечно, ответ на вопрос, что изменяет скорость ядерных реакций, есть: это фотоны получающие максимальную энергию именно в фотосфере Солнца. А период 33 дня, скорее всего связан с тем, что на Солнце в фотосфере есть экваториальное течение, движущееся против вращения Солнца. (Такое течение есть, например, в Тихом океане.)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

fifty eight + = sixty five